Главная Сделать стартовой Подписаться на RSS Контакты В закладки

Как жить и не грешить? RU-NEWSS

Опубликовано : 30-08-2011, 18:15 | Категория:
(голосов:)
Как жить и не грешить?


 Елена Чинкова:



- Поговорим сегодня на тему, как никогда имеющую отношение и к праведникам, и к грешникам. А именно: как жить и не грешить? Есть ли вообще такой рецепт?



Отец Игорь, первый вопрос такой. Сейчас наблюдаем в течение нескольких месяцев за событиями на Ближнем Востоке. Все кипит, народ недвусмысленно высказал свое «фе» правителям, кричит: убирайтесь, пора в отставку! Тем не менее, некоторые тяжеловесы цепляются за власть, как могут. Не грешит ли политик в данном случае против себя, против своей совести, против народа, которому он должен служить?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Абсолютно неприемлемая вещь. Конечно, правитель имеет право как-то наказывать, затягивать пояс, когда сложно. Но правитель – это отец, который должен заботиться о своих детях, о своем народе. Причем отец не по принуждению, а выбираемый. Значит, он все-таки подотчетен и ответственен за свой народ. Тем более убивать нельзя. Как жить и не грешить в этом случае? Надо просто складывать полномочия. Если тебе предъявили импичмент, как сейчас это принято говорить, то, естественно, надо уходить.



Елена Чинкова:



- А сложно ли политическому лидеру, в данном случае главе государства, жить по правилам? Ведь все мы знаем, что политика – ремесло очень грязное, и в любом случае нынешних друзей когда-нибудь придется сдать, продать, предать.



Протоиерей Игорь Фомин:



- Я считаю, что все зависит от политика. Действительно, политик честный как политик состояться не может. Более-менее честных мы видим, но в нынешней политической элите это, наверное, очень большая редкость. Но такие люди могут быть. Смотря какие принципы. Что ты ставишь во главу угла, чему служат твои принципы, чему служат твои действия, поступки? Как жить и не грешить? Здесь у человека должны быть принципы, воспитанные на нравственности. Для христианина это в первую очередь, естественно, Евангелие, Священное Писание, с помощью которого он проплывает по этому бурному житейскому морю. На самом деле Господь для этого и пришел, чтобы опять поднять человека на ту райскую высоту, на которую был поставлен первый человек в раю. Обратите внимание, человека ставят в рай, скажем так, начальником над всеми, правителем над всем миром, он управляет, он сам развивается, совершенствуется, приближается к Богу своей нравственностью. Но грех вкрался в жизнь первых людей, и мы видим, что первые истории (я имею в виду истории до Христа) – это постоянная деградация человека вниз. И он доходит до такого состояния, что сам человек себе уже помочь не может. Ему нужен тот, кто бы его поставил опять на эту высоту, дал возможность встать на эту высоту. Приходит Христос. Он дает возможность опять человеку встать на эту высоту - через свою жертву, через свою кровь. И человека опять поставили на высоту в христианском мире. И человек, принимающий Христа, поднимается. Но опять идет деградация. То, что было две тысячи лет, и то, что сейчас, конечно, небо и земля.



Елена Чинкова:



- А вот принцип «око за око» - грех или нет?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Да, грех. Это просто злость в высшей инстанции. Нельзя грех победить грехом. Я согласен с тем, что можно разговаривать на том языке, на котором понятно человеку. Ну, если хулиган зашел в автобус и начинает ко всем приставать, всех обзывать, на всех ругаться, здесь не будет никакого греха, если кто-то из мужчин встанет и даст ему в глаз.



Елена Чинкова:



- Скорее грех – это промолчать.



 Протоиерей Игорь Фомин:



- Да. Но это не является «око за око». Око за око – это принцип, когда тебя обидели, и ты идешь такую же возможность точно так же обидеть другого человека.



Елена Чинкова:



- А как тогда отвечать на насилие, любое проявление агрессии, чтобы самому, скажем так, не замараться?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Евангелие четко разделяет две позиции: реакцию на какие-либо общественные события, случаи… Здесь уместно говорить о том, что нет большей любви, чем душу положить за други своя. Допустим, Александр Матросов – это не пример самоубийства, это пример подвига, пример высшей любви. И вторая позиция – это личная позиция. Когда тебя ударили по одной щеке, ты подставляешь другую щеку. Но вот здесь надо смотреть, кого ударили, кто ударил и при каких обстоятельствах.



Елена Чинкова:



- А есть ли какой-то единый рецепт для всех конфессий, или у всех разные?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Мы говорим, естественно, о христианских конфессиях. Рецепт один – это Священное Писание, Евангелие. Если у человека цель жизни - достижение любви, то, естественно, все начинает работать на то, чтобы достигнуть Христа, чтобы достигнуть этой любви. Если у человека другие какие-то корыстные планы (скажем, собрать средства на празднование своего юбилея), тогда, разумеется, он будет все под это подстраивать. Морали здесь уже мало будет, он сможет и украсть, и извратить понимание Священного Писания, подстроить под себя, себя оправдать. Но это неправильно. Надо себя переделывать под Священное Писание.



Елена Чинкова:



- А отпущение грехов не поощряет человека к новым? Человек согрешивший, тяжко согрешивший, приходит на исповедь, батюшка отпускает ему грехи, он как бы начинает жить с нового листа, совесть его больше не грызет, и, может быть, он снова начинает кому-то пакостить и совершать какие-то проступки.



Протоиерей Игорь Фомин:



- Когда мы приходим на исповедь, мы тем самым декларируем, что я покаялся в этих грехах и совершать их больше не буду, хотя бы буду стараться их больше не совершать. Принцип, что сейчас совершу, а завтра покаюсь, здесь не действует. Если человек живет по таким принципам, Церковь заметила, что эти люди обычно внезапно умирают, не успев дойти до исповеди. С исповеди должен выйти новый человек, обновленный человек, и жить уже по-новому.



Елена Чинкова:



- И что, так и происходит?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Не всегда, к сожалению. Мы люди слабые, поэтому исповедь нам нужна постоянно. Но человек начинает стараться хотя бы не совершать какой-либо грех. Вы сказали, что совесть его не укоряет. Я бы на это хотел обратить внимание. Когда человек живет неправильно, то он чем-нибудь заболевает.



Елена Чинкова:



- То есть это сразу сигнал грешнику?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Его неправедных поступков. Он идет к врачу, врач его оперирует. Он выходит из больницы, такой радостный и счастливый, воспаление прошло, анализы хорошие. А потом смотрит, а у него разрез, как напоминание, что тебе того или другого нельзя. На самом деле, когда человек с исповеди выходит, он то же самое переживает. Нет у него больше этого греха, нет больше этого греховного заболевания. Но совесть его будет обличать, как тот шрам, напоминать, что ты уже был преступником. Грешник - это преступник.



Елена Чинкова:



- Это смотря какой грех. Я тут слышала, что красить волосы - тоже грех. Получается, я преступница?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Давайте так. Можно есть мороженое и не грешить, а можно есть мороженое и грешить. Смотря для чего вы красите волосы. Если вы хотите хорошо выглядеть, в этом нет никакого греха. Если вы за собой ухаживаете, в этом нет никакого греха. Но если вы это делаете специально для какого-то соблазнения, то здесь уже надо задуматься.



Елена Чинкова:



- А если женщина просто хорошо выглядит, она потенциальная грешница?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Хорошо выглядеть, а не развратно.



Елена Чинкова:



- Не могу не спросить о нашумевшем дресс-коде нашумевшем. Он нужен?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Я считаю, он действительно нужен. Дресс-код, о котором говорил отец Всеволод Чаплин, обычно изнутри идет. То есть воспитывается нравственность, и потом уже человек себе не позволяет надеть юбку размером с носовой платок.



Елена Чинкова:



- А перевоспитывать таких 20-30-летних барышень не поздно?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Да хоть в 80! Дело в том, что во Христе Иисусе нет возрастных или каких-то других ограничений. После советского времени очень много людей пришли в солидном, зрелом возрасте – и в 40, и в 60, и в 80 лет. И многие вещи пересматривали в своей жизни. И у них получалось.



Елена Чинкова



- Вообще из вашего личного опыта (я понимаю, что вы храните тайну исповеди), москвичи – страшные грешники?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Вот так я не решусь, конечно, сказать, грешники москвичи или нет. Я вообще против того, когда приходят на исповедь и говорят: я грешу, как все. Что это обозначает, честно говоря, я не могу понять. Грешить можно только лично.



Елена Чинкова:



- А настоящие праведники существуют? Мне кажется, что кто-нибудь обязательно в чем-нибудь оступится в конце концов, пусть даже в какой-то мелочевке.



Протоиерей Игорь Фомин:



- Закон Божий – не прокрустово ложе, где надо кого-то обрезать, кого-то подтянуть, а кто-то и так сойдет. Это даже не правила движения, что надо обязательно переходить дорогу на зеленый свет, соблюдать разметку и т.д. Это жизнь, и человек, живя по закону Божию, иногда может преступать какие-то заповеди, но в то же время и не совершать греха. Это тоже очень интересный момент. Мы сейчас говорили об Александре Матросове. Вот это яркий пример. Казалось бы, он знал, что умрет, бросился на этот дзот и погиб. Но это не самоубийство.



Елена Чинкова:



- Отец Игорь, вот вы сказали, что болезни валятся на грешников как бы в наказание. Что же, праведники у нас сплошь здоровые?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Нет, я не совсем так сказал. Про болезни я говорил как пример, сравнивал с грехом. Но болезни - это не всегда наказание. Болезни в православии называются посещением Божиим. То есть Господь посетил для чего-то. Не за что-то, а для чего-то. Это очень важный момент. Так что болезни давайте не будем рассматривать как наказание. Праведник тоже страдает, он тоже поражен болезнями. Церковь не лишает человека каких-либо трудностей земной жизни, не дает ему каких-то материальных благ или еще чего-то. Но она дает правильное осознание твоего состояния в данный момент. Болеешь ты – да, тоже может быть. И Церковь говорит о том, как надо болеть, как надо это переносить.



Елена Чинкова:



- И как надо переносить?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Болезнь, как я уже сказал, дается для чего-то. Человек должен задуматься, что мне на будущее надо сделать…



Елена Чинкова:



- Как понять, за что?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Вопрос «За что?» - это тупиковый вопрос. Мы сразу скатываемся в претензии к Господу: да я хороший, белый и пушистый. А вопрос «Для чего?» дает перспективу человеку дальше развиваться нравственно и жить.



Звонок от радиослушательницы Надежды:



-Я решила начать бороться с тремя конкретными грехами. Как я должна поступить – каяться только в этих трех грехах? Кроме того, я решила сама на себя наложить епитимью и не приступать к причастию, пока не будет плодов покаяния. Может ли сам на себя человек наложить такую епитимью, или только священник? И как последовательно дальше бороться с грехами, если эти удастся как-то победить?



Протоиерей Игорь Фомин:



-Не только в этих трех грехах надо каяться. Если вы за собой замечаете какие-либо другие согрешения, в них тоже надо каяться и стараться не совершать. Но особое внимание обратить именно в той последовательности, которая вас больше всего волнует. То есть расставить очень четко приоритеты, на что вы будете обращать большее внимание. У Иоанна Златоуста есть очень интересное высказывание именно по этому вопросу. Он говорит, что это как в драке. Если на тебя напала целая стая разбойников, выбери главного и его побей, не обращая внимания на других, которые тоже будут доставлять тебе неудобства и причинять боль. А, побив его, возьмись за другого. То есть здесь вам надо выбрать, что вас больше всего мучает, и обратить внимание именно на этот грех.



По поводу епитимьи. Я бы вам не советовал накладывать на себя епитимью, тем более с такой формулировкой, что пока не будет плодов, я не буду причащаться. Когда вы увидите плоды, здесь надо очень серьезно задуматься: а есть ли они, эти плоды, не самообман ли это, не самолюбование ли это? Когда человек начинает оценивать себя (я хороший или я плохой), это не наше дело, это не наша стезя. Пусть о нас (хорошие мы или плохие) говорят из внешнего мира, пусть нас Господь оценивает. А мы должны стараться жить по заповедям, по правилам, которые направлены, естественно, на нас. Я не рекомендую вам накладывать на себя епитимью. Тем более такую страшную, как отлучение от причастия.



Звонок от радиослушателя Бориса Ивановича:



- Иоанн Златоуст сказал, что нужно верить в Бога, но не верить священникам, потому что из них многие мошенники. Не является ли мошенничеством, что какая-то старушка приходит в церковь, начинает молиться, а с нее берут деньги такие, что ой-ей-ей. И потом строят себе дома прекрасные, машины покупают дорогие.



Протоиерей Игорь Фомин:



- Если старушка приходит в храм, то с нее никто денег не берет. Человек сам волен купить свечку или не купить, подать записку или не подать. Очень многие, допустим, у нас в храме просто подходят к священнику, дают записку. Ну, не могут деньги передать. Храм не музей, где надо обязательно купить билет, чтобы попасть внутрь. Заходи, молись, участвуй в таинствах. Таинство исповеди, таинство причастия, основные таинства всегда бесплатные. Если где-то за них берут деньги, я был бы вам очень благодарен, если бы мы об этом услышали.



 Звонок от радиослушателя Родиона:



- Отец Игорь, голыми мы приходим в этот мир, голыми уходим мы из этого мира. Но, к сожалению, почему-то миллионеры, миллиардеры плохо делятся с сиротами, с приютами. Почему не делятся - жадные или недопонимают? Второй вопрос по поводу охотников и рыболовов. Они грешники или как?



Протоиерей Игорь Фомин:



- К счастью, Господь меня не испытывает богатством. Поэтому не могу сказать, жадные они или нет. Наверное, каждый человек самостоятельно решает, куда ему вкладывать. Я сталкиваюсь с теми людьми (и даже миллионерами), которые активно помогают и детским домам, и престарелым, и многодетным семьям. Я знаю таких людей.



Елена Чинкова:



- Они это афишируют?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Нет, не афишируют. Мы выпускаем замечательный журнал «Фома». И вот один из людей, который помогает этому журналу, ни разу за 15 лет на страницах нашего журнала не присутствовал никак, даже фамилии своей не печатал. На самом деле очень многие люди помогают.



По поводу рыболовов и охотников. Нет такого человека, который бы прожил бы час и не согрешил. Значит, охотник и рыболов. Если это страсть, это, естественно, грех, если человек не может без кровопролития прожить и дня. Если это его профессия, если человек за счет этого живет, тогда это совершенно нормальное явление.



Звонок от радиослушателя Ильи:



- Подскажите одну вещь. Этим летом я познакомился с теорией Фоменко и Носовского, где они в корне пересматривают, исходя из каких-то астрономических вычислений, достаточно аргументировано доказывают, что история наша, в том числе история Христа, имеет большие хронологические ошибки, и происходило это не в том месте, где сейчас современный Израиль, а на территории Турции. Как Православная Церковь относится к этим теориям?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Эти теории не имеют никакой научной подоплеки. Носовский и Фоменко - это математики. У нас сейчас очень распространено не в своей области делать какие-то открытия. Я читал ее, советовался с фундаментальными историками. Никто не поддерживает ни Носовского, ни Фоменко. Хотя сам по себе Фоменко - очень интересный человек, открытый, добрый. Но здесь налицо замалчивание определенных факторов и гипертрофирование других.



 Звонок от радиослушательницы Натальи:



- Алкоголизм – это болезнь или грех?



Протоиерей Игорь Фомин:



- Это грех, который изменяет сознание, который потом перерастает в такое заболевание. Это как клептомания. Человек сам сначала начинает воровать, а потом уже остановиться не может. Грех в чем у алкоголика? В слабости. Я знаю много храмов (не всегда они находятся в крупных городах, они в основном разбросаны по сельской местности), где батюшки занимаются этой проблемой, и занимаются очень успешно. Я могу привести такой пример. Анонимные алкоголики. Излечения на Западе – около 50-60%. У нас, если это сопряжено с Церковью, - до 90% излечивается. Это большой процент.



Елена Чинкова:



- С нами на связи Олег. Вы праведник, грешник? Кем себя считаете?



Олег:



- Праведных людей, наверное, не бывает. Меня очень интересуют вопросы Крещения Руси и никоновский раскол. Кто где был праведником, а кто где был грешником? Не все ведь хотели креститься и не все хотели принимать новый обряд.



Протоиерей Игорь Фомин:



- Крещение Руси представляется так, что всех загоняли в Днепр и поголовно крестили. Заставляли их веровать и отказываться от своих языческих идолов. Но, конечно, это не так. Крещение не может быть насильным просто по определению. Если оно совершено насильно, оно не является действительным. Вы хотите сказать, что вся Русь крестилась насильно, только благодаря князю Владимиру и его дружине? Конечно, нет. Но со временем русский человек воспринял Крещение, православие как неотъемлемую часть себя. В Белоруссии ввели статью конституции, что православие - это государствообразующая религия. Было бы замечательно, если бы у нас в России, хоть мы и светское общество, отдали дань православию как государствообразующей религии.



По поводу Никона. Он затеял не просто реформу, а исправление тех ошибок, которые со временем в обилии вкрались и в богослужебные тексты, и в обряды, и т.п. Но обратите внимание, не все люди захотели, как вы сказали, принимать новый обряд. И не все приняли. Были и люди, которые занимались самосожжением. Правда, старообрядческая церковь раскололась на очень много деноминаций. Но Православная Церковь всегда идет навстречу старообрядцам, чтобы восстановить литургическое общение. Со стороны старообрядцев нас не принимают ни под каким видом, считают нас служителями Антихриста и т.д. Я считаю, что это совершенно неграмотно.



Звонок от радиослушателя Юрия Ивановича:



- Батюшка, подскажите, что делать? Я православный человек, но сейчас как будто кто проклял. Умирает три года назад внучка 3 лет (год болеет раком). Жену сделали инвалидом, дети практически инвалиды. Когда-то я занимался благотворительностью, даже ездили на Киевский вокзал, покупали эти «дошираки» разные, кормили бездомных детей. Сейчас я сам стал нищий. Обращался в организации, не нашлось ни одного порядочного человека, кто бы мог помочь. Заколдованный круг, я не знаю просто, что делать.



Протоиерей Игорь Фомин:



- Вопрос, естественно, лежит в духовной плоскости. Я бы порекомендовал вам найти такого духоносного священника, с которым бы вы могли решить этот вопрос. Я не думаю, что ваша ситуация безнадежна. Так как вы занимаете активную жизненную позицию, судя по тем словам, которые вы произнесли, у вас не все потеряно. Найдите священника неравнодушного, и он вам поможет.



Звонок от радиослушателя Алексея Алексеевича, Харьков:



- Сейчас большое нашествие неопротестантов, которые говорят следующие вещи: если человеку плохо, с ним что-то случилось, значит, он обязательно сам во всем виноват, и Бог его наказывает. Я бы очень просил всех православных священников почаще напоминать, что это не означает, что человек наказан Богом. Люди, которые страдают, не обязательно страдают по своей собственной причине.



Протоиерей Игорь Фомин:



- Они не за что-то страдают, они для чего-то переносят неудобства в этой жизни.



 Алексей Алексеевич:



- Да. Воспринимать заболевание в более конструктивном смысле. Не в деструктивном, что нужно искать в себе недостатки, грехи и т.д., а нужно делать что-то хорошее, лучшее, искать выход.



И второй момент. Маленькая реплика. Я очень сомневаюсь в эффективности излечения наркомании в неопротестантских сектах. И вот почему. Да, действительно, человек может отказаться от алкоголя, от наркотиков, они там очень много молятся, даже сутками, доходят до экстаза. Но что происходит потом? Человек отказывается на полгода, может быть, на год. Но после этого, как правило, он заболевает шизофренией.





Похожие новости
Комментарии

Ваше Имя:   Ваш E-Mail:  


Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив