Главная Сделать стартовой Подписаться на RSS Контакты В закладки

«Публичный дом в центре Москвы замаскирован под бард-кафе!» RU-NEWSS

Опубликовано : 10-09-2011, 06:35 | Категория:
(голосов:)
«Публичный дом в центре Москвы замаскирован под бард-кафе!»


Соседские ссоры, обычно, дело житейское: ложки, поварешки, кто кому в борщ плюнул… Но масштаб соседской войны, разыгравшейся на Большой Никитской, 22, настолько велик, что правительство Москвы было вынуждено создать межведомственную комиссию «по урегулированию ситуации, сложившейся вокруг клуба «Гнездо глухаря» (№ 4-19-143/1-2 от 14 февраля 2011г.). Четыре заместителя мэра и префект ЦАО – тяжелая артиллерия, брошенная в центр сражения, которое тянется уже 11 лет. По одну сторону – тот самый бард-клуб, по другую – дагестанский художник Муртузали Магомедов, владелец расположенной по соседству творческой мастерской.



В «анамнезе» этого болезненного соседства более 500 жалоб художника на преступления, якобы творящиеся в клубе, и более 200 проверок, проведенных по их следам различными городскими инстанциями. Учитывая, что ни одна из жалоб не подтвердилась, каждая проверка – это просто куча потерянного времени и потраченных денег. Но толпа задерганных чиновников, от милиционеров до сотрудников ФСБ, проявляет поистине ангельское терпение, - за каждой новой жалобой следует очередная безропотная проверка. И это в стране, где любимая фраза милиционеров: «Вот убьют – тогда приходите!» В чем секрет?



Докажи, что «Глухарь» не верблюд!



Честно признаюсь, настроиться на объективный суд было трудно. Ведь человека с гитарой даже на зоне не обижают. А тут какой-то злобный дядя с азартом пытается закрыть мекку всех московских бардов!



«Гнездо» – место культовое. Край непуганых поэтов, где до сих пор водятся люди, не слышавшие Киркорова и не знающие, что такое «Дом-2». При этом такие ископаемые, как живая гитара и стихи – здесь повседневная обыденность, как цоканье фаянсовых тарелок на кухне. Я как-то услышала взволнованную речь местной уборщицы: «…представляете, мету песок, а он с Эльбруса – на ботинках принесли...» Вы много видели уборщиц, которых волнует песок с Эльбруса? Здесь бродит призрак идейно-поэтичного диссидентства 60-х и живые Городницкий с Никитиным…





















Мэтр авторской песни Сергей Никитин также периодически выступает на этой сцене, считает ее «намоленной», а претензии пожарных - необоснованными. Фото из архива клуба «Гнездо глухаря»













И в этот «храм», как матросы в Зимний, регулярно вламываются проверяльщики бесконечных кляуз! То искали проституток, которые якобы ублажают клиентов под аккомпанемент гитары; то пулемет, который спрятали увлекающиеся Бродским боевики; наемных убийц, покушавшихся на президента; наркотики; казино, рабов-нелегалов; утечку газа (при том, что помещение не газифицировано); гигантских тараканов, тухлые продукты, открытую канализацию, сибирскую язву, станок фальшивомонетчика… СЭС, Мосгаз, Госнаркоконтроль, милиция, ФСБ, ФСО, налоговая – здесь побывали все и не по одному разу.



«Удивительно, почему он Бриджит Бардо и «зеленых» на наше чучело глухаря не натравил!» – мрачно шутит руководитель клуба Алексей Ермилов, доставая из под стола огромный саквояж а-ля Доктор Айболит. Это документация, накопившаяся в результате сотен проверок - десятки килограммов зафиксированных на бумаге попыток доказать, что «глухарь» - не «верблюд».



- Вот, все проверки заканчиваются вердиктом «нарушений не обнаружено!» - перебирает бумаги Алексей. - Три постановления суда, обязавших Магомедова выплатить нам моральный ущерб и письменно опровергнуть клевету. Около ста тысяч рублей он нам должен, и даже не думает отдавать. Вместо этого то и дело пытается воплотить свои фантазии в жизнь. То вывел из строя нашу канализацию, забив сливное отверстие трубы огромной пробкой из ветоши. То, рискуя собственной жизнью, вбил гвоздь в нашу электропроводку. То просто дверь лифта краской измазал…



- А почему вы думаете, что это он?



- Ну, как принято говорить у нас в стране, это сделал «человек, похожий на Магомедова» - дворники видели.



- А в чем причина такой ненависти?



- Понятия не имею! Он не идет на контакт. Орет: «Не подходи! Я вас гранатами закидаю!»



- Может, просто болен?



- Если бы! Два года назад по решению Пресненского суда, в который обратился департамент здравоохранения Москвы, Магомедова отправили на принудительную психиатрическую экспертизу. И выяснили, что он здоров! Как в анекдоте - "Диагноз: «здоров, просто бессовестный».



Позиция понятная, выстраданная, но однобокая. Стопроцентные злодеи бывают только в сказках.



«Тех, кто притесняет жильцов, били и будем бить!»



Желая выслушать вторую сторону конфликта, звоню Муртузали Гаджиевичу.



- Я не комментирую эту ситуацию, – мягким спокойным тоном отвечает художник. – Все вопросы - в прокуратуру. Я разговаривать не буду.



- Почему?



- Потому.





















Даже наши журналисты в 2004 году гнездились на сцене бард-клуба, с комсомольским задором распевая песни под гитару (слева направо: Александр Мешков, Ярослава Танькова, Светлана Хрусталева).















Копаясь в подшивках, пролистываю десятки публикаций. Но все попытки моих даже самых талантливых коллег упираются в необъяснимость действий Магомедова, в тот самый «однобокий диагноз».



В поисках истины нарезаем круги вокруг дома… Самое забавное, что внешних причин ссориться у этих людей просто нет. Ни одной! «Гнездо» - в пристройке над чердаком с левой стороны шестиэтажного дома. Мастерская Муртуза – с правой стороны, на втором этаже. Ни одной совместной стены. Входы с разных сторон здания. Между подъездами – расстояние метров пятьдесят. Конкурировать им тоже не в чем. У «Гнезда» - концерты. У Магомедова – картинная галерея с мастерской по изготовлению багетов, визиток и прочей канцелярщины. Чего ж они не поделили-то?








Соседка Муртузали Магомедова: С Магомедовым просто никто не хочет связываться!








<script language="javascript">writeFLVideoPlayerCode("player_type=audio&clip_path=http://kp.ru/f/54/flv/29/24/442429.mp3&default_volume=75&logo=http://kp.ru/f/3/image/16/09/450916.png");








В жалобах Магомедов постоянно ссылается на «многочисленные недовольства жильцов», которым тоже мешает жить клуб. Я, как муравьишка в знаменитом мультике - «помогите, а то укушу!», - пристаю к работникам и немногочисленным соседям (большая часть квартир выкуплены под офисы) с вопросом, есть ли у них претензии к клубу и что за человек Магомедов. К клубу претензий ни у кого нет. А вот на имя художника реакция, как в том самом мультике – разбегаются в разные стороны, отмахиваясь и бурча что-то вроде: «Ой, укусит, укусит…»



- С ним никто не хочет связываться, – нехотя комментирует соседка Ирина. – Вся эта история высосана из пальца самим Муртузом. Соседи над ним посмеиваются. Возможно, болен? Или это что-то личное, или ссора из-за помещения, на которое он претендует. Может, завидует…



Ну как тут обойтись без встречи с главным героем? Да простит нас Муртузали Гаджиевич, - пришлось соврать, что нам нужна ксерокопия чего-то там, и отправить к нему в гости «засланного казачка» со скрытой камерой.



Мастерская - огромное помещение - семь или больше комнат. Жужжат принтеры, на стенах – картины и образцы багетов. Хозяин похож на старого рыцаря из сказок. Со знанием дела он рассказывает о работах и судьбах талантливых, но чаще всего спившихся коллег по художественному цеху. Благородная седина собрана в богемный хвост, мягкие усы, грустные глаза в «печальной» оправе очков… Адекватен. На сумасшедшего не похож. Как бы между делом, заводим разговор о его войне с бардами:








Ирина Глухова: Магомедов позорит звание художника!
Заслуженный художник России, член-корреспондент Российской академии художеств, член Союза Московских Художников.








<script language="javascript">writeFLVideoPlayerCode("player_type=audio&clip_path=http://kp.ru/f/54/flv/31/24/442431.mp3&default_volume=75&logo=http://kp.ru/f/3/image/16/09/450916.png");








- Я не с бардами, я с рестораном воюю. Они же в суть не вникают. Все эти Городницкие тут ни при чем... Они гитаристами только прикрываются. А на самом деле там ресторан и наркопритон, который неоднократно закрывали. А теперь их пожарные закрывают, не я. Мало ли, что они говорят! А если они скажут, что я вор, вы тоже поверите? Им выгодно так говорить. Мы тоже не били гитаристов. А тех, кто притесняет жильцов, били и будем бить! Как это нет жалоб? У нас из-за них центральное отопление не работает. Свет вырубался в день десять раз! Люди в галерею приходят, а света нет, потому что они к кабелю незаконно подключились. У них канализация идет через лифт. Вы можете себе такое представить, чтобы канализация у ресторана шла через лифт? Чиновники говорят: нет нарушений? Вранье! Просто их Лужков «крышевал». Письменно! За подписью вице-мэра Шанцева и начальника ГУВД закрытое постановление было, чтобы их не трогали! По всем департаментам города Москвы: «Не трогать!» А ко мне бандиты от них приходили наемные. Мы с ними очень мило поговорили. «Глухари» под расписку им деньги давали, чтобы меня убрать…



Теперь краткий «разбор полетов»: холода, отсутствия света и запаха канализации в галерее «Муртуз» мы не заметили. Про наркопритон, бандитов, канализацию в лифте, незаконное подключение к кабелю читали в тех самых постановлениях суда, где Магомедову присудили выплатить «моральный ущерб» и написать опровержение. Постановление Шанцева «больше не проводить никаких мероприятий» действительно было – на десятом году бесконечных проверок, которые неизменно заканчивались вердиктом «нарушений не обнаружено». Видимо, таким образом правительство Москвы пыталось оградить своих чиновников от бессмысленной потери времени. А вот с пожарными – отдельная история…





















Вячеслав Малежик стал одной из первых жертв террористических проверок «Гнезда». Очередные проверяющие пришли и потребовали всех посетителей покинуть клуб как раз тогда, когда певец праздновал там свой день рождения. «Успел спеть пару песен, и всех его гостей и поклонников выгнали, и мы не имели права защитить наших гостей...» - рассказывает администрация. Фото из архива клуба «Гнездо глухаря»













Как запретить стройку через 20 лет после окончания



У пожарных, как и у всех остальных инстанций, к «Гнезду» претензий не было. Хотя из-под пера Муртазы и выходили десятки «пророчеств» о лютой смерти, которая ожидает посетителей «Гнезда глухаря», если там вспыхнет хоть одна спичка. Но в декабре 2009 в Перми сгорела знаменитая «Хромая лошадь», и по стране прокатилась волна ужесточения правил пожарной безопасности. В начале 2010-го пожарные выдвинули клубу список новых, ранее не существовавших требований. Руководство «Гнезда» беспрекословно подчинилось, - и в марте клуб закрылся на генеральный ремонт.

Муртазали тогда решил, что с бардами покончено.



Это был «праздник со слезами на глазах»! На большой Никитской вырос плакат: «Выставка «журналистское расследование – как «Хромая лошадь» лягнула «Глухаря». На стенах мастерской художник развесил весь архив своих жалоб и чиновничьих ответов. «Победа!» - твердил он посетителям. И жалел только, что нет у «Глухаря» могилы – краковяк на ней сплясать. Но в сентябре, после ремонта, пожарная инспекция и Пресненский суд пришли к выводу, что все недочеты в помещении клуба устранены. Барды, как ни в чем не бывало, вернулись на Никитскую.

Обманувшийся Магомедов принялся с удвоенной силой строчить новые жалобы, и вот тут произошло нечто странное... В январе 2011 в «Гнездо» вновь нагрянули пожарные. Те же самые, что три месяца назад в суде подтвердили, что к отремонтированному помещению претензий не имеют. Однако на этот раз Дмитрий Крикуненко, заместитель начальника управления по надзорной деятельности управления МЧС по ЦАО главного управления МЧС РФ по Москве сменил мнение:



- Основным нарушением требований пожарной безопасности является нахождение клуба на мансардном этаже шестиэтажного жилого дома. 170 посадочных мест и полное отсутствие нормированных путей эвакуации с данного этажа, в случае пожара, приведет к массовым человеческим жертвам – заявил он.





















Те самые игрушечные провода и птички, которых грозные пожарные инспекторы потребовали снять, потому что «не положено»! Фото Ярославы Таньковой













 



В переводе с чиновничьего, это значит, что по правилам пожарной безопасности клуб просто не имеет права располагаться там, где его построили двадцать лет назад. Но ведь разрешение на строительство давал сам Госпожнадзор! Именно они подписывали «проект», в котором указаны абсолютно все детали помещения, включая розетки и то, что от них будет работать Мало того, ежегодно проводились проверки – все ли соответствует этому проекту, и нареканий не было. Да что там! Даже на суде в ноябре их не было! Откуда же они вдруг появились?



Далее, откуда взята цифра «более 170 посадочных мест»? Господа пожарные, вы бы хоть раз на концерт сходили, чтобы понять, какую ересь несете! Заодно и просветились бы… Прежде всего, чтобы разместить в зале клуба 170 человек, их нужно поставить в редут – плечом к плечу, убрав мебель. Это вы концертов Димы Билана пересмотрели... Сейчас в зале стоят 47 стульев – я считала, и их достаточно. Увы, хорошие стихи не в моде. На концерты среднестатистических бардов собирается дай бог по три десятка человек. Я на таких концертах бываю, поэтому знаю, о чем говорю. Чтобы быть совсем уж объективной, решила не надеяться на свои впечатления и тем более заявления администрации клуба, - позвонила мэтру авторской песни Сергею Никитину. Уж у него-то – раскрученного, знаменитого, великого, - публики должно быть много. Как минимум раза в три-четыре больше, чем у среднестатистических малоизвестных широкой публике бардов. Вот я и спросила, сколько на его концерты приходит народа, набираются ли пресловутые 170 человек?





















В зале «Гнезда» (а на фото он поместился почти весь) 47 стульев, и, увы, далеко не всегда все они заняты, но пожарные начальники упорно считают, что «в клубе 170 посадочных мест». Правильно, зачем спасателям такая глупость, как арифметика? Фото из архива клуба «Гнездо глухаря»















- Сколько? – недоуменно переспросил Сергея Яковлевич. - Нет, ну что вы! Откуда такие цифры? Человек пятьдесят, может. Ну, если представить себе нереальный супер-аншлаг – то семьдесят…



И последнее… Может, я плохо понимаю по-чиновничьи, но «полное отсутствие нормированных путей эвакуации с данного этажа» - это вот что такое? Точнее, я понимаю, что бы это значило на человеческом языке. Что-то вроде: «Нет запасных выходов» или «запасные выходы завалены», или – «выход только один и огонь может перерезать к нему дорогу». Но, проверяя клуб на пожароустойчивость, я лично по команде «пожар!» шестью разными путями выскакивала через два запасных выхода, на пустые, широченные каменные лестницы, ведущие на улицу. И при желании, запросто могла бы с собой утащить футбольную команду «Спартак». А потом еще и смотрела кипу бумаг, доказывающих, что эти выходы сделаны идеально - по всем правилам-замерам-нормам и одобрены, опять же, тем же самым Госпожнадзором.



- Не знаю, что и думать, – устало разводит руками Алексей Ермилов. - Я заметил, что после ремонта к нам начали придираться по мелочам: нет подставки под утюг, перегорела лампочка… Зачем-то заставили снять декоративные провода, натянутые между игрушечными телеграфными столбами. Мы им: «Так это же декорация!» А они: «Провода не положено! А у вас на них еще и птички сидят…» Похоже, господа пожарные просто устали от нашей войны и «передумали» давать разрешение на строительство... «Задним числом» - через 20 лет после его окончания.



Пожарные подали в суд. Суд приостановил деятельность клуба на 15 суток. Барды - в панике. Хозяева - в шоке. Все ждут решения комиссии при правительстве Москвы. Очень хочется верить, что решение это будет здравым и не останутся последние романтики с гитарами на улице. Вот только застарелая война художника с бардами на этом не закончится. Мало того, если мои выводы правильные, боюсь, что она будет длиться 

вечно...





















Может, поэтому Муртузали Магомедов (на фото) и решил, что клуб пожароопасен, уж больно мы зажигали!













«Птица несчастья»



«Самый молодой график в СССР…» - восхищенно говорят про Магомедова его старые друзья. Это звание относится к 60-м. В 25 лет – он был уже членом Союза художников и Народным художником Дагестана. В 40 - Союз художников наградил его творческой мастерской в центре Москвы – той самой на Большой Никитской. «Претендентов было много, и гораздо более маститые, а дали мне!» – от крылатых воспоминаний глаза старика вспыхивают счастьем. Это уже потом он разумно приватизирует подаренную квартиру, и из «награды» она превратится в недвижимость, а из творческой мастерской – в багетную… Но у него останется великое, заслуженное прошлое!



В начале 90-х настало тяжелое для художников время. Лохматый, агрессивный Бизнес закусил полудохлым Творчеством поддельный спирт «Рояль» и место живописи заняли картинки «Спид-инфо». Звания обесценились, награды потускнели… И перед носом Магомедова, как черт из табакерки, возник хваткий и борзый коммерсант Александр Ермилов (отец Алексея Ермилова, ныне управляющего клубом). Даром, что ровесник, но классический хозяин 90-х, фонтанирующий идеями и делающий бизнес из воздуха, он был раздражающе силен, удачлив и внаглую строил ресторан в доме, который стал для Магомедова частью его великого прошлого. То есть цинично и «незаслуженно» покупал «орден», который народному художнику Дагестана вручили за его талант и творчество. Так появился бард-клуб «Гнездо Глухаря», которое гордый Муртаза само собой тут же невзлюбил.



- Они неправильно живут! За два часа пения получают 1000 долларов! …Помещение 1000 квадратных метров… Разве у нормального человека может быть столько метров в центре Москвы и столько денег?





















«Гнездо глухаря», ставшее в последние годы настоящим гнездом раздора. Фото Ярославы Таньковой













Если взглянуть на мир его глазами, то он искренне борется за правду. Верит в купленные документы и мафиозные связи, без которых «этот безродный делец» просто не смог бы добиться большего, чем он – заслуженный рыцарь прошлого. Верит и ведет непримиримую «войну со злом». А что в ответ? Соседи насмехаются и избегают. Коллеги отреклись, исключили из Союза художников и перечеркнули все былые заслуги. Земляки – стыдятся… И даже в СМИ о звании Народного художника говорят лишь в сатирической форме, тут же упоминая род деятельности – визитки и багеты.



Все в прошлом. Осталась лишь одна, но пламенная страсть – добить «Глухаря»! Уничтожить эту проклятую капиталистическую «птицу несчастья», само существование которой сравняло его заслуженное прошлое - с бизнесом. И, судя по всему, на это Муртузали Гаджиевич положит жизнь.



КОММЕНТАРИИ



Виктор ГЛУХОВ, председатель Союза московских художников: «Магомедова исключают из Союза художников!»




- На прошлой неделе на заседании правления союза окончательно было решено исключить Магомедова за его неподобающее поведение. Мы хотели выслушать самого Муртузали, приглашали его. Не пришел. Он давно не принимает участия в выставках, не творит, только пишет кляузы.



Махач Мустафаевич ВАГАБОВ, советник постоянного представителя Республики Дагестан при Президенте России: «Он позорит Дагестан...»



 - Мы возмущены поведением нашего земляка, считаем, что такие, как он, позорят Дагестан, способствуют разжиганию национальной розни. Мы пытались вразумить его, но пришли к выводу, что он неадекватен. Что тут еще сказать?



ЧТО ГОВОРЯТ БАРДЫ О РАЗОРЯЕМОМ ГНЕЗДЕ























Вероника Долина с теплом вспоминает свои выступления в «Гнезде глухаря». Фото из архива клуба «Гнездо глухаря»













Вероника Долина:



- Грустно. Не знаю, что и сказать. Не стояльцы мы, не отстаиватели своих маленьких, но вполне человеческих прав. Посреди улицы мы привыкли дело иметь со стихами и вполне человеческими глазами. Сегодня день рождения Пастернака. Мне неприятно именно сегодня в условиях московской метели говорить, что «Гнезду глухаря» угрожают. Снова вихри враждебные веют над нами. Я маленькая была, когда разрушали Тургеневскую библиотеку у Чистых прудов, но я помню, как Москва возмущалась тогда. Не думаю, что в Москве добавилось сладости и радости оттого, что старая тургеневская библиотека полегла. Неужто не жаль московским людям - где бы они ни работали! - неужто не жаль клуба, где поют стихи? Во всем мире таких кафе-шантанов со стихами очень мало, а в Москве почти один. Мне кажется, любым способом надо отстоять его. Он не правонарушитель, он отстаиватель самых высоких и глубоких человеческих свобод. Хотелось бы, чтобы наше место оставалось нетронутым.

 

Дмитрий Певцов:



- Дорогие друзья! «Гнездо глухаря» - это один из очажков московской культуры. Здесь люди, которые заботятся о слове. И то, что сейчас происходит, и клуб пытаются отобрать, это нормально, ибо бизнес всегда важнее, чем любой вид искусства. Место здесь сладкое, и подобное происходило и с Домом Актера. Надо только надеяться, что мы выстоим, и «Гнездо» выстоит и нас не захлебнет волна гомосексуальной попсы, вся эта билановщина и киркоровщина. «Гнездо» надо спасти!

 

Тимур Шаов:



- Вообще, «Глухарь», как мы его называем между собой, - место культовое. Для любителей бардовской песни это все равно как для коммунистов Мавзолей. Можно открыть новое, но есть такое понятие, как дух, намоленность. А если по сути проблемы, я же не самоубийца, чтобы выступать сам и завлекать туда друзей и родственников, если бы там было так уж страшно в пожароопасном смысле. После Перми мы беспокоились. Нам показали одну лестницу, вторую. Мне кажется здесь дело в не пожарных. Надо спасать «Глухарь».





















Тимур Шаов в «Гнезде». Фото из архива клуба «Гнездо глухаря»















  Юлий Ким:



- Это общепризнанный культурный центр. У него огромная аудитория. Там ежедневно выступают барды из разных городов и стран. Донимать это место слабомотивированными постоянными проверками, это некультурно и невежливо. «Гнездо» надо защитить.





















Юлий Ким на сцене опального клуба. Фото из архива клуба «Гнездо глухаря»















  Юрий Кукин:



- Если бы не было в Москве "Гнезда глухаря", не было бы бардовской песни. Это единственное место, где она хранится, культивируется. 





















Юрий Кукин тоже выступал в «Гнезде глухаря». Фото из архива клуба













Пожарные испугались дуэли с «Глухарем»?



Ведь это был шанс прямо на месте, не играя в испорченный телефон, в присутствии журналистов из разных изданий и с ТВ ответить на взаимные обвинения и разобраться, на чьей стороне правда. Пришли готовые к дуэли и вооружившиеся чемоданом с документами представители клуба. Несмотря на занятость, почтили нас своим присутствием звезды авторской песни: Вадим Егоров, Вероника Долина, Дмитрий Сухарев… Муртазали Магомедов вместо себя прислал очередную бумагу с обвинениями в адрес клуба. Впрочем, от него никто ничего другого уже и не ждал, и нам вполне было достаточно его видеозаписи, ведь ничего нового он бы не сказал (далее).





Похожие новости
Комментарии

Ваше Имя:   Ваш E-Mail:  


Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив