Главная Сделать стартовой Подписаться на RSS Контакты В закладки

Девушки живут по 10 человек в квартире и лишаются карманных денег, если толстеют RU-NEWSS

Опубликовано : 14-10-2011, 07:06 | Категория:
(голосов:)
Девушки живут по 10 человек в квартире и лишаются карманных денег, если толстеют


Пожалуй, мало кто из девушек — обладательниц высокого роста и более-менее симпатичной мордашки не мечтает работать моделью. Рассматривает такая девчонка глянцевые журналы с гламурными красотками на обложке и с надеждой думает: «И я так же могу, ну чем я хуже Водяновой, которая на рынке работала». И начинает грезить о подиумах сначала Москвы, а потом Милана или Парижа, не зная, что на самом деле скрывается за красивыми кулисами фэшн-индустрии.



Совсем недавно в Париже я познакомилась с Ксенией Цвирко, которая уже больше двух лет успешно работает в Европе. Она была моделью на показах Карла Лагерфельда, снималась для обложек европейских глянцев. Рассматриваешь ее фотографии и думаешь, мол, какая же красота вот так жить и работать, получать в подарки одежду от именитых дизайнеров, фотографироваться, а послушаешь — волосы на голове дыбом поднимаются от закулисья модельной жизни. По нашей просьбе Ксения опубликовала свой дневник.



Колумнист Алена САМАРИНА



Перекрасишься в блондинку, увеличишь губы — отправим в Китай



В моем «материнском» агентстве (так девочки называют агентство, в котором они начинают работать), когда я заявила, что хочу работать в Милане или Париже, мне сказали: «Что ты, милочка, вот перекрасишься в блондинку, увеличишь губы, сделаешь операцию на носу, тогда, может быть, отправим тебя в Китай». До сих пор не понимаю, какие у меня проблемы с носом. Каждый раз рассматриваю его на фотографиях и не могу понять, что они имели в виду.



Пришлось запротестовать и снова проявить самостоятельность. Это черта характера, воспитанная спортом. С детства я занималась лыжами, в моей деревне Верхние Серьги Екатеринбургской области была отличная школа и тренер. Каждый раз он заставлял меня по полчаса болтаться на турнике, чтобы ноги были длинные. Они выросли, зато спина стала болеть. Особенно это аукается, когда долго хожу на высоченных каблуках. Я забросила спорт и заявила родителям, что хочу быть моделью, к тому же еще и влюбилась в мальчика, которому нравились женственные девушки, а не груда мышц. Я тогда была на килограммов десять больше. Каждый день приходилось ездить в Екатеринбург на занятия два часа туда и два часа обратно. И когда мне заявили, что надо менять имидж, красить волосы, вставлять силикон в губы, я отчаялась и стала копить деньги. Другого выхода просто не видела. Зато его увидели мои родители, которым не хотелось, чтобы дочь уродовала себя при помощи скальпеля и отправили меня в Москву. И тут понеслось!



Я выиграла конкурс красоты, ходила на кастинги, снималась для журналов. Казалось, чего еще надо больше! Хотелось в Европу. Бесконечные кастинги, просмотры — думала, что свихнусь. К тому же жить приходилось отнюдь не в сказочном дворце, а в простой двухкомнатной квартире, где нас ютилось десять человек. Девчонки спали на матрацах, на раскладушках, постоянно было грязно, одна ванная, из-за которой все готовы были просто волосы драть на голове друг у друга, даже было страшно сесть на унитаз. И так живет большинство моделей. Поэтому каждая рвется уехать за границу в надежде, что там будет все совершенно по-другому. И когда я не прошла кастинг в Европу, я с психа пришла домой и ножницами, которых ощипывают гусей, обрезала себе челку. На следующий день снова пришла на кастинг в новом имидже, и мне предложили работу в Париже.





















Ксения Цвирко выиграла конкурс красоты в Москве, после чего получила предложение поработать в модельном бизнесе













В Париже из тысячи остаются только две модели



Ехать во Францию, несмотря на то что я свободно говорю на английском и французском языках (все-таки в кармане диплом иняза), было немного страшно. Не знаешь, что тебя ждет на чужбине. По опыту знаю, что многие очень девочки молчат о своих проблемах и не рассказывают родителям — кому захочется возвращаться в провинциальные города из столицы мировой индустрии? У них нет денег — они молчат, они живут плохо — молчат, голодают — и все равно молчат. Последнее вообще бич всех девушек. В Париже мода на дистрофичных девушек, потому что большинство дизайнеров нетрадиционной сексуальной ориентации, и они ищут моделей-мальчиков, без груди, без попы. Вот многие девушки и морят себя голодом, съедают в день два персика и бегут смотреть, не отвис ли где жирок. В Милане, к примеру, по-другому, там в цене девушки с формами.



В Париже есть одно агентство, которое вообще лишает моделей карманных денег, если она поправляется на 100 граммов. Толстеешь — значит, есть что жрать. Таков их принцип. Если девчонка ни на грамм не прибавила и не сбросила вес, то тоже ничего не дают, а вот если худеет, то выдают заветные 80 евро на неделю. Кто хоть раз был в Париже, тот знает, что на 80 евро, ты неделю не протянешь: билеты на метро, еда, средства гигиены. Очень часто агентству все равно откуда ты берешь средства на существование.



Тем временем, чтобы начать работу в Париже, нужно вложить немало денег. Да, девушку направляет родное агентство, оно делает на тебя ставку, хочет заработать. И тут уже только ты решаешь, оставаться или нет, работать или прожигать себя в барах.



Я приехала работать и прекрасно знала, что нельзя ходить на тусовки. У кастингов часто дежурят пиары — люди, которые предлагают сходить куда-нибудь потусоваться. Клубы им за это деньги платят. Глупые девушки соглашаются. Они не знают, что в каждом таком заведении сидят потенциальные клиенты, у них глаз наметанный. И, когда ты на следующий день придешь на кастинг с перегаром изо рта или мешками под глазами, то сразу всё понимают и выставляют вон. Из тысячи приезжих сюда девушек работать остаются только две. Остальные уезжают с огромным минусом. Встречала красоток, у которых долги висели до пяти тысяч евро.



Приезжать в Париж нужно с какой-то финансовой базой. У меня были деньги, накопленные на операцию. На них я сразу купила себе простой и удобной одежды, косметики, духи, сходила в «Мулен руж». Потом пришлось экономить. В Париже все модели живут на модельной квартире. Мне повезло: наша пятикомнатная квартира находилась на Елисейских полях, в нескольких метрах от Триумфальной арки, и проживало там семь человек. Каждая платила по 1000 евро в месяц. Это еще по-божески. В сравнении с московскими квартирами, это дворцы, но и там было неудобно, потому что каждая модель приезжает со своей культурой, со своими привычками, и часто они отнюдь не положительные. За два года в Париже я жила с девушками всех национальностей и после сказала себе, что сделаю все возможное, но больше не буду жить на модельных квартирах.



Сейчас я снимаю студию в центре Парижа. Заплатить за квартиру — это еще полбеды. Много денег надо на хорошее портфолио — до полутора тысяч евро, вот на что не надо жалеть средств. В Париже печать одной профессиональной фотографии стоит 40 евро. Смешно видеть российских моделей — знаете, таких дочек богатеньких папенек, которые на кастинги ходят с сумками Шанель, в брюках Фенди и платках Луи Вюиттон. Таких моделей не любят клиенты! Они просто не выносят, чтобы девчонка была одета лучше них.



Если кто-то думает, что в Париже все сплошь и рядом ходят в «шанелях», — заблуждается. Здесь демократичный народ и одевается просто. Джинсы, футболка, туфли на каблуках, чистые волосы, ни грамма макияжа, ухоженный маникюр — такой должна модель приходить на кастинги. Пришла накрашенная — живо смывать свой боевой раскрас в туалет обычным мылом. Но главное не это! Чтобы работать моделью, надо иметь мозги и научиться себя грамотно продавать. Я всегда так говорю, что кто-то продает унитазы, а я — свою красоту. И пока я молода, мое лицо и фигура — это мой хлеб.



Отбирая моделей для работы, клиент уже точно знает, что он ищет, и будь ты хоть семи пядей во лбу, хоть ты налысо побрейся, если он не видит тебя на показе своей коллекции, тебя не выберет. Многое зависит от персоналии. Тебе улыбнется удача, если ты энергичная, разговариваешь, шутишь. Ты можешь быть страшненькой, толстой, но они возьмут тебя, потому что как личность ты открытая. В фэшн-мире все уже устали от девушек-снобов, у которых брови домиком, губы тараканчиком. Все хотят естественного и простого. Это понимать надо, а не ходить и не обижаться. На кастингах и на работе я всегда говорю на английском языке, чтобы понимать, о чем говорят клиенты.



В среднем в день каждая модель посещает 20 кастингов. На улице вычислить девушку проще пареной репы: в балетках или кедах, с рюкзаком за спиной, в котором спрятан бук с фотографиями, большая сумка с туфлями на каблуках, волосы гладко зачесаны назад, темные очки, худая. Когда у тебя уже появляется имя, то ты реже ходишь на кастинги, потому что клиенты сами звонят в агентство и просят, мол, хочу такую-то модель на такой-то показ.





















Узнать модель на парижской улице очень просто: одета просто, ни грамма косметики, темные очки, худая...













В модельном бизнесе девушке достается только 30 процентов от общего гонорара, остальные 70 процентов забирает агентство. Оно же дает тебе работу. К примеру, с вечера звонят и говорят, что завтра нужно быть во столько по такому адресу на кастинге таком-то. И ты должна идти. Ты можешь не пойти, но тогда тебя оштрафуют. Моя первая зарплата составила полторы тысячи евро. Но я реально пахала, я каждый день с самого утра бегала по кастингам, занималась в спортзале, с закрытыми глазами пробегала мимо булочных, выпивая бутылку минеральной воды. Среди девушек очень часто бывает зависть и конкуренция. Но чему завидовать-то? Тому, что я раньше проснулась и ушла работать или что я не сходила на вечеринку и у меня здоровый цвет лица…



Я брала любую работу. Самое прибыльное — сниматься для каталогов одежды, но ты должна работать около 10 часов в сутки, ты одеваешься и раздеваешься, примеряешь около сотни кофт и платьев. Результат — до полутора тысяч в день. Это непросто. Или когда агентство посылает работать тебя для каталога купальников, а на улице около +10 градусов, и при этом ты должна стоя в море с синими губами и кожей излучать радость и блаженство. «Ничего, синеву замажем в фотошопе», — бодрит фотограф. И так по несколько часов подряд.





















Самое прибыльное — сниматься для каталогов одежды













Самым ярким моментом в моей модельной работе была встреча с Карлом Лагерфельдом. Мы снимали его коллекцию одежды на улицах Парижа для журнала. Я в роли Майкла Джексона. Дай Бог еще раз когда-нибудь с ним поработать.



У моделей каждый день разный, никто не знает, где придется трудиться завтра, куда отправят через месяц. В нашей профессии надо работать каждый день, ведь наша красота и молодость невечная, но если у тебя голова на плечах есть, ты можешь сниматься для журналов и в 50-летнем возрасте и получать многотысячные гонорары.





Похожие новости
Комментарии

Ваше Имя:   Ваш E-Mail:  


Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив