Главная Сделать стартовой Подписаться на RSS Контакты В закладки

WikiLeaks: дипломатия с черного хода RU-NEWSS

Опубликовано : 30-08-2011, 18:15 | Категория: Новость дня
(голосов:0)
WikiLeaks: дипломатия с черного хода Это не просто сборник цитат, которые можно найти в Интернете. В этой книге вы найдете профессиональные комментарии экс-дипломата Александра Баунова, который разбирает «всплывшие» в Сети дипломатические документы и дает свою экспертную оценку РЕАЛЬНОГО положения дел в России и других странах. От опубликованной в Сети информации неуютно могут почувствовать себя целые страны и правительства. Нужно только уметь читать эту информацию! В этом нам и помогает автор. Об авторе: Александр Баунов, дипломат, журналист международник. Работал в Посольстве России в Греции. В качестве репортера объездил весь мир: от заполярной Норвегии до Кейптауна и от Токио до Чили. В качестве дипломата общался со своими зарубежными коллегами и представителями российской власти, в качестве репортера — с политиками, дипломатами, представителями всех религий и всех культур. Регулярно комментирует в СМИ события международной политики. С разрешения издательства публикуем главу из книги. Пожар американского посла После того как WikiLeaks начала выкладывать один за другим по десятку в день американские дипломатические документы, посол США в России Джон Байерли выучил два новых русских слова, «пронесло» и «спалился». «Uf, proneslo», — теперь говорит он, когда очередная публикация на сайте Ассанжа не касается России или тайных помыслов самого Байерли. «Spalilsa», — вздыхает Байерли, когда в очередной выложенной на всеобщее обозрение депеше он находит свой тайный жар, свои мечты и прочие плоды сердечной полноты.  Байерли вздыхает весело. Он знает, что его почти наверняка скоро отзовут — до конца нынешнего 2011 года. И не его одного. Государственный департамент по всему миру готовит смену всех послов США, засветившихся на WikiLeaks. Ассанж вызвал самую большую кадровую перестановку в истории Госдепа. Сколько новых неожиданных карьерных взлетов приготовил американским дипломатам Ассанж, сколько карьерных надежд загубил. Ни Байерли, ни других послов, конечно, не уволят. Их переведут на работу в Вашингтон, в коридоры Госдепа. Как послы, они ничем не провинились. К их работе претензий нет. Претензии есть к Ассанжу. Теперь, после публикаций WikiLeaks, они просто не могут нормально выполнять работу послов. Работа посла состоит в том, чтобы приобретать друзей для своей страны там, куда его направили. Чем больше и чем более высокопоставленных друзей — тем лучше. Для этого сам посол (да и любой дипломат) должен быть или стать в глазах местной элиты другом их страны. И это не всегда лицемерие. Дипломат очень часто становится лоббистом страны пребывания и отношений с ней перед собственным правительством. Ведь он за эти отношения отвечает. Поэтому, какой бы в стране пребывания ни был режим — императора Нерона, Навуходоносора, Калигулы с конем в сенате или царя Ирода, — с ним приходится иметь дело и демонстрировать в своей столице, что и с таким правительством в некоторых областях могут быть полезные отношения. И что, находясь с ним в добрых отношениях, можно, например, уговорить не истреблять всех младенцев мужеского пола в Вифлееме и всех пределах его от двух лет и ниже по времени, которое выведал от волхвов. При этом посол и в стране своей родной не должен казаться девочкой чужой. Тем более чужим мальчиком. Из его работы и документооборота должно быть видно, что интересы своей родины, ее ценности, ее политический курс ему важнее, и он про это не забывает. Помните, как начиналась шифровка русским шпионам в Америке? «Ваше пребывание здесь служит единственной цели». И вот результат. Где обещает все восторг и изумленье, — О чудо мерзкое, позор богохуленья! — Венчает страшная, двойная голова! Дипломат получается двулик. Один лик его вечно улыбчив, вежлив и сдержан, корректен и приятен. Другой искажен ехидной скептической умудренной морщинистой гримасой. Портрет Дориана Грея бывает приятнее портрета посла. Особенно если политика его страны не только состоит в развитии дружеских и взаимовыгодных отношений, но и содержит, например, элемент соперничества или сдерживания. Очень хорошо эта двуглавость видна в одной из депеш от 2009 года Джона Байерли из Москвы, посвященной Грузии. Посол предостерегает в своей телеграмме Центр от возобновления военного сотрудничества с Грузией, подмороженного США после неожиданной августовской войны, так как, по его мнению, «военное сотрудничество с Грузией может сорвать процесс перезагрузки с Россией». «По моей оценке, — пишет Байерли, — если мы пойдем на тесные военные контакты с Грузией, Россия в среднесрочной перспективе откажется от снижения напряженности и не будет считать себя скованной для противодействия стратегическим интересам США». Налицо довольно типичное для любого посла лоббирование интересов отношений с той страной, при которой он аккредитован. Но вот дальше комментарий самого Байерли, который хочет показать, что сидит высоко и видит далеко, даже до самых краев национальных интересов: «Конечно, это вызовет недовольство президента Саакашвили, но мы не видим другого пути для нейтрализации преимущества России в территориальных, географических и иных ресурсах». В телеграмме, судя по контексту, скорее имеются в виду преимущества России перед Грузией, в смысле, сколько ее ни вооружай, маленькая страна — в силу естественных преимуществ России — все равно проиграет. Поэтому лучше вообще не вооружать и превратить абсолютную слабость Грузии в ее силу. Кто пойдет бить лежачего: тем более сам лежачий никого не пойдет бить. И все равно первый пассаж кремлевские собеседники Байерли прочтут с одобрением, второй — с негодованием. Оказывается, он советует не продавать оружие Грузии, чтобы нейтрализовать наши преимущества. И как ему после этого работать? Знаем мы твои добрые со веты и хорошие манеры, можешь нам тут не улыбаться, все равно нам известно, это ты хочешь нейтрализовать наши преимущества, сука. Тайное стало явным, а «да-да» перепуталось с «нет-нет», а это, как известно, от лукавого. Спалился, надо уезжать. Байерли спалился не только здесь. В апрельской телеграмме 2009 года он, ссылаясь на разные источники, рассказывает, что Путин устал, все больше работает из дома, оставляет большую часть на своих замов, в частности на «реального премьера Игоря Шувалова». Что Путин все больше изолирован, не появляется в Белом доме по своему рабочему графику и что «самоустранение Путина может указывать на увеличившиеся шансы того, что он уйдет с этого поста». И как ему после этого здороваться с Путиным? Spalilsa! В телеграмме от 9 августа 2008 года, на следующий день после начала войны с Грузией, Байерли пишет: «Бледный и сомневающийся Медведев, в котором не было и толики бравады Путина, появился, когда забрезжил рассвет субботы». По мнению Байерли, в этой телеграмме «он действовал бледно, и это будет иметь последствия для его долголетия на президентском посту». Через неделю Байерли изменил свое отношение к Медведеву на лучшее: «Медведев — лидер новостей, но Путин [по-прежнему] — вожак стаи[1]». Эту телеграмму интересно почитать подробнее: «В отличие от Путина, чья ведущая роль во время чеченской войны упрочила его политический вес, действия Медведева упрочили его статус ведомого в тандеме. Два не поддающихся проверке  рассказа говорят о том, что Путин был недоволен по ведением Медведева в начале конфликта. Путин, а не Медведев задал тон российской политики в этой войне. Конфликт выставил на обозрение слабость Медведева, нехватку «команды» советчиков вокруг него и убогость рычагов, которыми он обладает, чтобы влиять на политику, в частности на международные дела». Дальше по ходу телеграммы Байерли раскрывает свою мысль. «Война застала Медведева во время первых ста дней в должности и дала ему шанс утвердить себя в качестве военного и политического лидера. Однако две апокрифические истории говорят о том, что он хлопал глазами, когда начался конфликт. ХХХ сказал немецкому послу, что Путин был глубоко обеспокоен тем, что Медведев не предпринял немедленных действий и не проявил решимости 8 августа. Путин несколько раз вмешивался из Пекина, где он находился на открытии олимпиады. Несколько телефонных разговоров состоялись между премьер-министром и Медведевым, и Путин же использовал встречу с казахстанским президентом Назарбаевым, чтобы положить начало жесткой публичной российской позиции. Подобным образом, по неосторожности или проявив намеренное неуважение, ХХХ рассказал послу Франции (в кулуарах визита Саркози в Москву 12 августа), что Медведев подвергся серьезной критике в среде правящей партийной элиты за свои действия в первые часы кризиса. Путин (а не Медведев) сделал первое жесткое публичное заявление по поводу конфликта после своего возвращения из Китая. …В последующие дни бледный и усталый Медведев перед телекамерами встречался с различными военными и правительственными чинами, но ни разу не обратился к народу напрямую — отчасти потому, что это уже сделал Путин». «ХХХ признал, что у Медведева есть амбиции и его ближнее окружение (главным образом остатки ельцинской команды) подталкивает его к тому, чтобы быть “более либеральным”, но у него нет возможностей их реализовать. ХХХ приписал это тому, что Путин забрал кадры в Белый дом, бросив Медведева на произвол судьбы в своей собственной администрации». Вот уж spalilsa так spalilsa. Леса давно потушили, а Байерли все еще горит. Значит ли то, что этот анализ — раз он отправлен самим американским послом в сам американский департамент, бери выше — в сам Белый дом (в рассылке значатся советники Обамы), — это и есть правда? Равносильна ли тайна правде? Чем тайнее, тем правдивее? Само очарование тайны заставляет нас думать, что да. Но в действительности, конечно, нет. Как и в цитированных выше телеграммах, Путин и Медведев ведут игру между собой, со своим окружением и с иностранными державами. В то же время собеседники послов ведут свою игру с ними, послы других стран (упомянутые в телеграмме посол французский и посол германский) — с Америкой (например, им надо предстать перед Госдепом доверенными и доверяющими ему, дружественными собеседниками, имеющими важные источники). Посол тоже хочет не просто проинформировать Госдеп, но и повлиять на его политику, и наконец, посол — тоже человек. В этой итоговой августовской телеграмме Байерли просматриваются три вектора, три составные части. Во-первых, до него с нашего верха просачивается какая-то правда. Во-вторых, отчетливо слышен суровый голос команды Путина, которая не хочет, чтобы их шеф полностью покинул престижное, дающее вес поле внешней политики и обороны, по праву и по традиции принадлежащее президенту. Они всеми доступными семафорами сигнализируют Америке — не теряйте контакт с Путиным, внешняя политика принадлежит не только Медведеву, но и ему. Этот международный вес Путину легко растерять, ведь он больше не должен фотографироваться с первыми лицами и ездить на саммиты. А вес так может пригодиться, в том числе внутри страны. В-третьих, сказывается взгляд самого Байерли и Госдепа. Байерли — американец, и ничто американское ему не чуждо. Первый год вся американская пресса и все общественное мнение от New York Times до мультиков «Южный парк» считали Медведева ну  совсем марионеткой. Примерно таков был и взгляд Госдепа во главе с Кондолизой Райс, и взгляд Белого дома во главе с Диком Чейни, который заменял Джорджу Бушу-младшему мозг. Любая информация должна как-то соответствовать ожиданиям потребителя, который не хочет чувствовать себя дураком и будет скорее склонен считать таковым автора информации. Этот принцип действует в СМИ между читателем и журналистом, он же — в дипломатии между дипломатом и начальником. На то он и начальник, что знает и понимает по ключевым вопросам не меньше подчиненного. Байерли просто не мог выступить перпендикулярно этому всеобщему убеждению американской элиты. Тем более по такому силовому вопросу, как война с Грузией: понятно, что бомбить суверенное государство, оккупировать его территории и покушаться на смену демократического, союзного США режима мог только великий и ужасный Путин. А не Медведев, который не велик и не мал. И вот Байерли соответствует ожиданиям. В каком-то смысле можно сказать, что он выводит из-под удара Медведева: за ужасную войну отвечает не он. Полтора года спустя Байерли в своих телеграммах отзывается о Медведеве гораздо более уважительно, но все-таки не верит в его силу стать по-настоящему первым лицом. В своей телеграмме от 25 февраля 2010 года (одна из последних, доставшихся WikiLeaks, — ведь рядового Мэннинга арестовали весной 2010 года) Байерли пишет: «Личные отношения Медведева и Путина, отсутствие под ними партийного фундамента и малочисленность промедведевской бюрократический кадровой прослойки ограничивают его возможность пойти на переизбрание без согласия Путина… Это значит, что Путин все еще на водительском месте». Нет, никак нельзя теперь Байерли работать с Медведевым. Но spalilsa не только сам Байерли, но и другие высокие чины посольства, именами которых подписаны телеграммы на важные темы. Кстати сказать, подписаны и написаны — совсем не одно и то же. В наших посольствах существует понятие «проект телеграммы». Практически все телеграммы на важные сюжеты подписаны послом, а вот «проекты» для них могут быть подготовлены дипломатами самых разных уровней — от советника-посланника до последнего атташе (я сам был автором нескольких «проектов»). Посол подписывается своим именем не от лени и не от тщеславия (то есть, наверное, кое-где порой это тоже бывает), а просто потому, что телеграмму, подписанную послом, прочтут более внимательно и на более высоком уровне. Почти уверен, что та же система действует и в Америке. Но на WikiLeaks, как уже было сказано, спалились не только послы, но и другие высокопоставленные дипломаты. Например, замглавы американской дипмиссии, политический советник (в нашей терминологии он был бы советником-посланником) Эрик Рубин. Возможно, и ему придется уезжать. Ведь в своей телеграмме от 24 декабря 2009 года он тоже недоволен Медведевым. «ХХХ сказал нам 17 декабря, что у Медведева, которого он шутливо охарактеризовал как путинского министра экономики и помощника по кадровой политике, нет шансов модернизировать Россию». Осталось только узнать, с кем Рубин встречался 17 декабря 2009 года, а это не слишком трудно. Впрочем, «модернизация (по мнению собеседника Рубина), может, и не облегчит структурные изменения в российской политике и экономике, но она может стать инструментом, с помощью которого Медведев демонстрирует свою лидирующую роль, и …внести некоторую неопределенность в обществе и элите по поводу его позиции во власти». «ХХХ сказал, что ключевой вопрос — это когда тандем распадется и что модернизация — только одна часть работы Медведева, чтобы сохранить бразды правления. Президент совершил и другие шаги, чтобы сделать свой стиль отличным от путинского, — например, возложил ответственность на высокопоставленных чиновников за пожар в Перми, где погибло 150 человек, или за смерть юриста Сергея Магницкого…» Рубин выглядит довольно прозорливым, и Медведев за полтора года, прошедшие с грузинской войны, явно поднял свой рейтинг в глазах американской дипломатии. Но все же не на уровень Путина. Повезло предыдущему послу Уильяму Бернсу, он успел покинуть свой пост до того, как спалился на такой вот неджентльменской телеграмме от 30 апреля 2008 года (отправленной еще при его предшественнике Роберте Бернсе). «Роль жены Медведева Светланы в создании напряжения между лагерями [Путина и Медведева] остается предметом жадных пересудов». И это еще цветочки. Один из собеседников американского посла описал ее как «мстительную гарпию», «глупую и тщеславную женщину, которая уже составляет списки госчиновников, которые должны ответить за свое предательство Медведева». Предательство происходило в те дни, когда Путин еще колебался, кого выбрать преемником, и склонялся в пользу Сергея Иванова. Вряд ли Бернс займет теперь высокий публичный пост на российском направлении. Правда, послом он уже был. Но и другим американским дипломатам как после этого целовать руку первой леди? Она же отомстит. Хоть все посольство меняй. «Газпром» назван компанией, чья роль в российской политике уменьшается одновременно с тем, как он беднеет и тает процентный размер его вклада в российский бюджет, и при этом — «бюрократическим бегемотом». Как теперь Байерли разговаривать с Миллером? И Байерли не один такой. Как работать временному поверенному США в Азербайджане Дональду Лу после такой депеши, где он увлекся литературными сравнениями? «Президент Азербайджана Ильхам Алиев использует отчетливо разные подходы к внешней и внутренней политике, — пишет Лу. — В то время как первая характеризуется прагматизмом, сдержанностью и удобным для нас стремлением интегрироваться с Западом, внутри страны его политика становится все более авторитарной. Эта разница в подходах наряду с продолжающимся вездесущим присутствием отца заставляет некоторых наблюдателей сравнить семью Алиевых с литературной семьей Корлеоне из приснопамятного “Крестного отца”. При том что нынешнего президента можно охарактеризовать одновременно и как Майкла, и как Сонни[2]. Эта дихотомия Майкл/Сонни усложняет наш подход к Баку и отрицательно влияет на формулировку наших стратегических отношений с Баку и выбор между американскими интересами и американскими ценностями». Кстати, это пример одного из немногих доставшихся WikiLeaks документов, помеченных грифом «secret» и засекреченных аж до 2034 года. Но ждать пришлось не так долго. Или вот любопытная телеграмма с Таджикского фронта. Она касается главным образом МИД Таджикистана Хамрохона Зарифи, бывшего посла Таджикистана в Вашингтоне. Тогда, до президентского призыва вернуть фамилии к историческим корням, его звали Зарипов. В телеграмме описывается, что в октябре 2005 года посол Зарипов общался в таджикском посольстве в Вашингтоне с куратором Таджикского направления и послом США в Таджикистане Ричардом Хоуглендом. И, судя по разговору, посол, ставший министром, явно вел двойную игру да еще и против своего президента. «В конце встречи посол и Зарипов имели разговор наедине в саду посольства… Посол повторил, что последняя таджикская нота, запрашивающая чрезмерно подробные сведения об американских неправительственных организациях, работающих в Таджикистане, выглядит зловеще и вызывает беспокойство, и что послу придется запросить ориентировки из Вашингтона, прежде чем ответить. Он попросил Зарипова высказаться откровенно. Зарипов посоветовал проявить терпение и осторожность. Он по своей инициативе сказал, что президент Рахмонов находится под непрерывным градом антиамериканских нападок из министерства безопасности, инспирированных Москвой — не только российскими СМИ, но и министерством безопасности Таджикистана, которое находится под российским влиянием. Зарипов сказал, что сигналы, которые приходят из Москвы, особенно через министерство безопасности, таковы, что США хотят свергнуть Рахмонова, выставить русских с их военной базы и распространить американское влияние из Афганистана на Таджикистан в качестве связки с проамериканской Киргизией». Опубликованные на сайте WikiLeaks материалы относительно Таджикистана являются вымышленными и провокационными, — пришлось выдавить из себя спикеру таджикского МИДа Давлату Назриеву. Что ж, с двойным интересом следим теперь за карьерой, судьбой и даже жизнью таджикского министра. Эта телеграмма лучше всего отвечает на вопрос, в чем трагедия утечки на WikiLeaks для американской дипломатии. Ответ очень прост — в катастрофическом подрыве доверия к американскому дипломату как надежному, доверенному собеседнику. Благодаря Ассанжу американский дипломат — это больше не конфиденциальный собеседник, которому можно поверить тайны. Это какой-то «сезам, откройся», Али-Баба и сорок разбойников, сорока-воровка и ящик Пандоры. Худо человеку, когда он спалился один, но все-таки один еще не воин. Хуже, когда он спалил целое войско своих собеседников. Хана теперь таджикскому, доверенному министру, подставили его американские дипломаты. И не его одного. Анализируя российский правящий дуумвират, Байерли пишет, что Путин, конечно, главный. Вот и посол Германии Вальтер Шмидт рассказал ему то, что слышал от одного из советников Путина. А именно «что Путин был глубоко озабочен тем, что Медведев не предпринял немедленных действий» после атаки грузин на Южную Осетию. Американский посол подставил и немецкого посла, а заодно и его русского собеседника. Как ему дальше с этим Вальтером Шмидтом работать? И тот же Байерли спалил посла французского. «Путин, — как сказал нам француз [посол Франции], — даже присоединился к встрече президентов, чтобы посредничать при заключении соглашения “Медведев — Саркози”. Ну то есть буквально Путин оказался третьим в постели. И какое доверие у Медведева к французскому послу, а у француза — к американскому? «Издатель/владелец независимой ХХХХ, — пишет Байерли, — оценил Медведева как политически наивного, несмотря на семнадцать лет работы в “ближнем круге”. ХХХХ, который вместе с другими восемью известными главными редакторами присутствовал на длинном, многословном ланче с президентом, описал Медведева как человека, который говорит правильные вещи, однако не видно, какими он обладает возможностями, чтобы воплотить их в жизнь». Трудно не угадать за этим одного из немногих собственников и владельцев в одном лице одной очень независимой ХХХ, таких в стране немного. Да и вычислить, кто из известных главных редакторов был на длинном ланче с Медведевым, а потом разговаривал с американским послом, тоже несложно. Публикация не столько собственных справок, сколько цитат в них из бесед на приемах и балах и в приватной тиши под сенью струй — вот где проблема. Кто же потом станет с американским дипломатом уединяться? Позвал на сеновал и бросил. Дипломат и его собеседник встречаются как бы для разговора по душам. Во всяком случае, стороны разговора, дипломат и его собеседник — мидовец другой страны, представитель ее правительства, бизнесмен, деятель культуры, депутат от правящей партии или оппозиции, епископ и архиепископ, мушкетер короля или гвардеец кардинала, — стараются установить что-то вроде неформального контакта. Хотят в глазах друг друга выглядеть не пионерами-героями на допросе, не хитрыми лисами в капкане, а умными людьми, с которыми и поговорить любопытно. Чужие и свои победы, Надежды, шалости, мечты. Текут невинные беседы С прикрасой легкой клеветы. Никто никого не обманывает. Все собеседники этого уровня и из этого мира имеют в виду, что о разговоре будет как-то доложено по дипломатическим каналам, а чуть более осведомленные точно знают, что будет составлен документ под названием «Запись беседы. 30 ноября встретился с Х по его инициативе в кафе “Чебуречная”», содержащий самые интересные моменты разговора с комментариями дипломата к ним. Но, конечно, собеседники рассчитывают, что их искренность и остроумие будут оценены правящей элитой страны, которую представляет дипломат, а не всем честным народом, тем более, не третьими лицами — героями разговора. Вот прикраса легкой клеветы — и есть самое неприятное в утечке WikiLeaks. Из-за нее в дипломатических текстах попадаются искренние и неформальные фразочки вроде тех, на которых сконцентрировались газеты Ассанжа, — про Ахмадинежада-Гитлера, про Берлускони, который стал устами Путина, про голого короля Саркози, про нерешительную блеклую Меркель, про некомпетентного немецкого Вестервелле. Пожалуй, самым неприятным для американцев была утечка прямых уничижительных и грубоватых высказываний об иностранных лидерах. Там нет особого криминала, но ситуация неприятная: это как если в комнату неслышно вошел ваш знакомый в тот самый момент, когда вы бурно и откровенно обсуждаете его с друзьями. В таком вале подобных документов «обзывательств» обнаружилось не так уж и много. К тому же многие из них — это цитаты из источников, а не самодеятельность американцев (последнее, правка прямых уничижительных и грубоватых высказываний об иностранных лидерах. зывается предательством чу жого доверия). То, что Премьер- министр Израиля Беньямин Нетаньяху — человек обаятельный, но никогда не выполняет своих обещаний», — сказал американскому дипломату президент Египта Хосни Мубарак. Теперь и Нетаньяху знает, что о нем думает президент Египта. Это король Саудовской Аравии Абдулла cказал про президента Пакистана Асифа Али Зардари, что, «когда голова прогнила, от этого страдает все тело». Это один из советников премьера Турции Эрдогана пошутил, что Турция хочет «вернуть Андалусию и отомстить за поражение под Веной в 1683 году». Американцы просто передали в центр запись беседы. И даже широко разошедшееся описание украинской медсестры и партнерши Каддафи как «роскошной блондинки» — это всего лишь цитата из неназванного собеседника посла США в Триполи Джина Кретца. Бюрократическим бегемотом «Газпром» назвал тоже не Байерли, а его замененный крестиками собе седник. Но широкая, в том числе и довольно компетентная, публика как раз таки не очень разбирает, что там сказано самими американскими дипломатами, а что — их собеседниками. В сознании откладывается только, что в американской депеше Берлускони назван мафиози, а Путин — Альфа-догом. Мама, он меня сукой обозвал. Дипломаты, правда, тоже кое-что себе позволяют — например, посол США в Германии Филипп Мерфи. Впрочем, то, что главе немецкого МИД Гвидо Вестервелле «необходимо углубить свои знания в области внешней политики». Правда, это и без него все говорили — в том числе немецкие журналисты и оппозиционные политики. Действительно, трудно быть хорошим министром иностранных дел, если не знаешь ни одного иностранного языка. Так же как и то, что канцлер Ангела Меркель «боится брать на себя риск и не очень изобретательна». Ильхама Алиева сравнил с мафиози Корлеоне сам американский посол. Перед выкладыванием на WikiLeaks документы отредактированы таким образом, чтобы снять с Ассанжа обвинения в том, что он подставил под удар собеседников американских дипломатов. Так же как в случае с публикацией военных сводок из Ирака и Афганистана его обвиняли в том, что он поставил под угрозу жизни американских военных и тех, кто с ними в этих странах сотрудничает. Но замена имен крестиками — не универсальное средство. Иногда редактирование сделано с упущениями. Например, в уже цитированной «двухтомной» телеграмме Байерли о «Газпроме» все устные источники тщательно вычеркнуты: «ХХХ сказал нам недавно, что “Газпром” был просто не готов к текущему понижению спроса на газ в Центральной и Восточной Европе. Овчинников объяснил, что приостановки поставок газа 2009 года показали, что Европа может обойтись без российского газа». Овчинников появляется неожиданно, без титула, без объяснения, кто это такой, его нет в телеграмме ни до, ни после. Почти наверняка это один из собеседников американских дипломатов по «Газпрому», которого «спалили». Часто замена имен крестиками — простая формальность, которая совсем плохо скрывает идентичность. Вот начало телеграммы Байерли об особых отношениях Путина и Берлускони: «ХХХ сказал нам во время ланча 4 февраля, что его посольство и его МИД часто узнают о контактах между Берлускони и Путиным уже постфактум и мало знают, о чем там шла речь. Он выразил досаду по поводу “прямой линии”, которая часто оставляет посольство во тьме неведения… и т. д.». Кроме того, что совсем не трудно выяснить, с кем посол имел ланч 4 февраля 2009 года, весь контекст телеграммы показывает, что собеседником Байерли мог быть только посол Италии в России. Маска, я тебя знаю, хоть после тебя и написано слово «защитить». «ХХХ, ХХХ и ХХХ сказали, что только революция может изменить нынешний российский курс. Он аргументировал тем, что система стала слишком склеротической и приносит выгоду слишком многим, чтобы допустить перемены». Судя по фразе и обширному вычеркнутому титулу после вычеркнутого же имени, это один наших бывших членов правительства, перешедших в оппозицию, вроде Немцова или Касьянова, защищающий перед посольством свой отказ сотрудничать с властью и курс на смену режима, а не на его эволюцию. «ХХХ, который сделал состояние в России на игровом бизнесе, сказал нам прямо, что «уровень коррупции в России хуже, чем можно себе представить». Установить собеседников посла в обобщающих справках не всегда легко, но там, где они больше привязаны к конкретному разговору, там, где они ближе к классическому жанру записи беседы, установить их довольно просто. Ведь за перемещением посла, его контактами, гостями резиденции Спасо-хаус следят кому положено. Депеши посла датированы. Даты при редактировании на WikiLeaks никому не пришло в голову вычеркивать. Медиапартнеры WikiLeaks (см. главу о процедуре) и сам сайт Ассанжа публикуют документы после целомудренного редактирования. Но и на старуху бывает проруха, и на утечку, как оказывается, утечка, и раскрытие секретов — процесс неостановимый. Зря в WikiLeaks надеялись, что, если они не пощадили чужих секретов, кто-то пощадит их собственные. По Интернету, на торрентах, на частных сайтах расползаются нередактированные версии документов. Вот правозащитный активист, еврей, обвиненный в антисемитизме, Израэль Шамир, родом из Новосибирска, израильский гражданин, крещенный в 2004 году в греческой церкви, опубликовал на своем сайте и в журнале CounterPunch нередактированную версию документов, касающихся коррупции властей государств Средней Азии и их связей с организованной преступностью. А ведь именно там источникам может не поздоровиться. Медведев пошутил, что если бы аналогичным образом утекла российская дипломатическая переписка, то иностранные дипломаты и лидеры узнали бы про себя много интересного. Интересного, несомненно. Но вряд ли столь же образного, как сравнение Ильхама Алиева сразу с двумя сыновьями Корлеоне, а российского правящего тандема — с голливудской парой Робина и Бэтмена. Судя по российской дипломатической переписке, которую я когда-то вел и читал, а сейчас ведут мои друзья, Барака Обаму в российской телеграмме или справке вряд ли сравнили бы с Дядей Томом из одноименной хижины, дядюшкой или Опоссумом, а Сару Пейлин вряд ли назвали бы заполярной дурой, Снегурочкой или Снежной королевой. А Хиллари Клинтон — Анной Карениной, которая не дождалась своего паровоза. Хотя, пожалуй, с удовольствием процитировали бы своих иностранных собеседников, если бы они позволили себе нечто подобное. Наших дипломатов, как и наших журналистов, отделяет от американцев культура высказывания. С одной стороны, американские дипломаты порой столь же литературны и небюрократизированы, как политические журналисты. Депеша посла Уильяма Бернса, которая описывает дагестанскую свадьбу, где Бернс был одним из тысячи гостей, а Рамзан Кадыров — главным гостем, вообще больше похожа не на служебный документ, а на репортаж. «Большинство столов были заставлены обычными блюдами плюс вертела с целыми осетрами и ягнятами. Но около 8 вечера дом наполнился десятками тяжело вооруженных муджахединов для торжественного входа чеченского лидера Рамзана Кадырова, который был одет в джинсы и футболку, кажущийся ниже ростом и менее мускулистым, чем на своих фото, и с несколько безумным выражением лица… Потребление алкоголя до, во время и после этой мусульманской свадьбы было поразительным. Когда почувствовался недостаток алкоголя, Гаджи (хозяин дома, нефтепромышленник) выписал с Урала тысячи бутылок экспортной водки “Белуга” (лучше всего закусывать ее икрой). Там была еще развлекательная программа с известными именами, которые появились как в зале бракосочетаний, так и в доме. Главный выступающий, певец сирийского происхождения Авраам Руссо, не мог появиться, потому что в него стреляли и ранили за несколько дней до свадьбы… Кадыров и его свита сидели за столами, ели и слушали “Беню, короля аккордеона”. Потом был фейерверк и лезгинка. Сначала Гаджи присоединился к танцующим, потом Рамзан… Оба осыпали танцующих детей стодолларовыми банкнотами, танцоры, вероятно, подняли с полу каждый по пять тысяч долларов». Молодожены получили от Кадырова слиток золота в пять килограммов. «После танца и короткой экскурсии по дому Рамзан и его армия уехали назад в Чечню. Мы спросили, почему Рамзан не переночует в Махачкале, и нам сказали, что Рамзан никогда не ночует в чужих местах». Бернс проявляет не только знание водки, но и входит во вкус репортера-бытописателя самого варварского уголка варварской России. Я представляю себе на его месте российского дипломата и понимаю, что такая депеша написана и послана в Центр не столько для того, чтоб проинформировать, сколько для того, чтобы повеселить руководство, уставшее от политологического занудства других послов, а заодно и выделиться на их фоне. Бернс явно получает удовольствие от исполнения этой в сущности журналистской задачи. В депешах заметно, что американским дипломатам, как и американским журналистам, порой свойственно давать прямые оценки, делить на «дурно» и «хорошо», а не только — как принято в российской дипломатии — «полезно» и «вредно для российских интересов». Нас разделяют не только трудности перевода, но и культура «прямого высказывания», которая есть там, а тут ее нет. Их читатель твердо уверен, что живет в свободном обществе, где газеты и чиновники врать не будут. А если будут — журналисты и общественность их изобличат. Поэтому западный журналист может позволить себе выразиться напрямик. Назидательно и патетически, дидактически и страстно. Его голос возвышается и звенит. «Хотя премьер-министр Чемберлен и французский премьер Даладье и ошибались в своих действиях, Лондон и Париж руководствовались интересами мира. Москва же стремилась к территориальному захвату и расширению советской территории». Это из статьи «Путин — историк» в одном из номеров американского Forbes, посвященной российской заботе о трактовках начала Второй мировой войны. Мы, напротив, живем в стране, где всем известно, что газеты могут врать. Например, советская журналистика врала и притом как раз состояла из прямых высказываний звонким голосом. «Прогрессивная Америка требует освобождения Анжелы Дэвис». На саму эту интонацию у приличного российского читателя аллергия. Автору может казаться, что его фраза пряма и благородна, как шпага, но в ней есть что-то от прямоты шпалы. А шпала — не для джентльмена. Наш журналист в разговоре с приличной публикой старается избегать «прямого высказывания». Он общается с читателем иронично и отстраненно, как бы отчасти разделяя с ним скептическое отношение к печатному тексту и так завоевывая его доверие. Он прячется за иронией. Наш дипломат тоже не занимается в своих депешах нравственным осуждением и бичеванием, сравнением политики с какими-то там ценностями — помните, как описывал временный поверенный в Азербайджане выбор между интересами и ценностями? У нас такого раздвоения не было бы — у нас только интересы, только «реальная политика». В наших дипломатических депешах все больше факты и довольно сдержанные к ним комментарии, отвечающие на вопрос, что кому выгодно, с кем иметь дело. Все они, в сущности, говорят об одном: описываемый факт идет на пользу влиянию в мире или, наоборот, на пользу тем, кто хочет его подорвать, ограничить, сдержать, свести на нет. Ну и, разумеется, оценки, поясняющие степень искренности и осведомленности собеседника. Их утечка, конечно, была бы весьма интересна для иностранных дипломатов, но вряд ли столь же интересна для широкой читающей публики. При этом даже секретный язык нашей дипломатии — каким я видел его в начале 2000-х — был формален, дисциплинирован и довольно корректен. Хотя, может быть, это на рабочем уровне. А на высшем — послал же, как утверждали, Лавров английского министра Милибэнда словами «Who are you to fucking lecture me». В сущности, Лаврова вывела из себя как раз та самая склонность британского коллеги к прямому высказыванию: вместо того чтобы цинично разговаривать на циничном языке реальной политики, как принято в российском МИДе, он — в конфиденциальной-то беседе — начал говорить на языке морально-нравственных оценок, принятых в западной журналистике и отчасти — в американской (и, видимо, британской и вообще западноевропейской) дипломатии. Его, как и авторов некоторых американских дипломатических депеш, подвела непереводимая прямота слов.   1 Top Dog — собака, победившая в драке, лидер, хозяин положе-ния. — Прим. авт. 2 Дети дона Корлеоне, крестного отца, с разными характерами и разным отношением к свой судьбе мафиози. — Прим. авт.

Похожие новости
-->

Авто
В Беларуси 11 ноября возьмутся за авто без техосмотра
Казахстанские водители пересядут на малолитражки
Машину назвали в честь гонщика
Почти 1 млн автомобилей Ford и Lincoln могут иметь дефект рулевого управления
«Ламборгини Астерион» будет представлен на Парижском автосалоне — 2014
С пражских улиц исчезнут легендарные автобусы Karosa
Технологии
Польша может наложить вето на сокращение выбросов углекислого газа в ЕС

Польша может наложить вето на сокращение выбросов углекислого газа в ЕС

Премьер-министр Польши Ева Копач заявила, что её
От «Яблока» изрядно откусят

От «Яблока» изрядно откусят

Фирме Apple грозят миллиардные штрафы со стороны
BlackBerry Passport: успешное начало

BlackBerry Passport: успешное начало

На официальном сайте BlackBerry наблюдаются
«Боинг» разрабатывает систему космического такси

«Боинг» разрабатывает систему космического такси

Фирма «Боинг» во вторник заключила контракт с
Чехам придётся платить за Интернет-новости

Чехам придётся платить за Интернет-новости

Издательский дом «Экономия», которому принадлежит