Главная Сделать стартовой Подписаться на RSS Контакты В закладки

Александр Миндадзе: «Мы постоянно живем в условиях реактора, который взорвался» RU-NEWSS

Опубликовано : 30-08-2011, 18:15 | Категория: Новость дня
(голосов:0)
Александр Миндадзе: «Мы постоянно живем в условиях реактора, который взорвался»


В особых представлениях Александр Миндадзе не нуждается. Именно он написал едва ли не лучшие отечественные сценарии в последние 30 лет. До 2007 года эти сценарии ставил режиссер Вадим Абдрашитов — можно вспомнить и «Остановился поезд», и «Плюмбум», и «Армавир», и «Магнитные бури»...



Четыре года назад Миндадзе впервые сел в режиссерское кресло сам. И снял великолепный фильм «Отрыв» - о том, как человек переживает авиакатастрофу. О катастрофе куда более масштабной идет речь и в его втором фильме "В субботу", который участвовал в конкурсе Берлинского кинофестиваля. 24 марта картина выходит в российский прокат.



«ЯПОНЦЫ ИЗНАЧАЛЬНО ПОВЕНЧАНЫ СО СМЕРТЬЮ»



— Мысль о фильме про Чернобыль родилась у меня в 2005 году, — начинает Миндадзе. — Меня интересовал этот день — 26 апреля. Люди, живущие в Припяти, 16 свадеб, на которых они гуляли. То есть сама катастрофа для меня всего лишь повод — все эти киношные красивости с эффектными взрывами меня не увлекают. Меня пограничные ситуации интерсуют только с точки зрения человека, который живет в состоянии запущенного внутреннего секундомера. Все остальное — не так важно.



— Но вы же понимаете, что сейчас все будут говорить про совпадение между выходом в прокат вашего фильма и взрывами на АЭС «Фукусима» в Японии? Вам уже сейчас припоминают — мол, Миндадзе еще во времена сотрудничества с Абдрашитовым ставил диагнозы и давал точные прогнозы.



— Конечно, ни у меня, ни у Абдрашитова не было такой задачи — поставить диагноз и дать прогноз. Это все происходило абсолютно интуитивно. Просто если мы пытались что-то рассказать о каком-либо времени, то это получалось само собой. Мы никогда ничего не предрекали. Конечно же, снимая «В субботу», я не мог предвидеть аварию на японской «Фукусиме». Просто так бывает: ты снимаешь метафору, а она к тебе возвращается. И события происходят не метафорические, а очень жестокие и горькие. Значит, я не зря этим занимался.



 





















Миндадзе уверяет, что никаких прогнозов своими фильмами не дает. Просто снимает метафору, а она потом возвращается в жизни, нередко в виде трагедии.













— А в чем схожесть последствий Чернобыля и «Фукусимы» с точки зрения кинематографа?



— Чернобыль стал трещиной на огромной глыбе — Советском Союзе. Японские события, быть может, тоже стали трещиной на всем нашем мире. Но вообще я снимал фильм о том, что все мы живем (да и весь 20-й век жили) в условиях реактора, который однажды взял и взорвался. Мы привыкли к этому — для человека стало нормально существовать в состоянии постоянной тревоги, рядом с чем-то экстремальным. И сейчас мы живем в очень неспокойное время: теракты, войны, да много чего еще. Вокруг опасно и страшно, но мы никуда не убегаем. Более того, через неделю мы обо всех ужасах забываем. Видимо, это свойство человеческого организма, помноженное на нашу привычку жить рядом с реактором. Есть вечный сюжет — человек, который в момент опасности никуда не бежит, а, наоброт, изо всех сил окунается в окружающую жизнь. Этот мотив моего фильма, уверен, был актуален и после катастрофы в Чернобыле, и сейчас.



— Но про аварию в Японии говорят, что она стала тем этапом, который окончательно заставит пересмотреть оптимистичные прогнозы на будущее. Или и про «Фукусиму» забудут?



— Конечно, забудут. Проходит время, и мы с не меньшей, если не с большей силой принимаемся радоваться жизни. У японцев будет так же хотя бы из-за особенностей национального менталитета. Они ведь изначально повенчаны со смертью — именно у них появились самураи, готовые умереть в любой момент. Слово «цунами» — японское слово. Естественно, жизнь будет продолжаться. И даже с атомной энергетикой ничего не произойдет, реакторы никто не остановит. Надеюсь лишь, что усилятся меры безопасности. Но никто не сможет гарантировать, что это в какой-то момент не повторится.








Александр Миндадзе: «Мы постоянно живем в условиях реактора, который взорвался»








<script language="javascript">writeFLVideoPlayerCode("player_type=audio&clip_path=http://kp.ru/f/54/flv/82/41/444182.mp3&default_volume=75&logo=http://kp.ru/f/3/image/16/09/450916.png");








«РАДИАЦИЯ БЫЛА ЛИШНИМ ПОВОДОМ ВЫПИТЬ»



— И в «Отрыве», и в вашем последнем фильме есть одна общая деталь — поведение персонажей в критический момент. Они не просто не убегают от опасности, а начинают безудержно веселиться.



— Это связано с дыханием, которое становится прерывистым и с временем, которое начинает идти быстрее. «В субботу» вообще снимался как праздник — я уже говорил про 16 свадеб в Припяти в день аварии. Все понимали, что происходит что-то неординарное, что это не просто пожар на крыше АЭС. Но свадьбы игрались до конца. В конечном счете, это очень русская черта. Еще Бунин писал в «Темных аллеях»: «Никто, как мы, не упиваемся своей гибельностью».



 





















Кадр из фильма «В субботу»













— Публика в Берлине поняла эту специфическую русскую черту?



— У меня смешанные впечатления. Все-таки в Берлине была не случайная публика — простые немцы, которые реглуярно ходят в кино, не посещают кинофестиваль. Наверное, на ментальном уровне зарубежным профессионалам было не очень понятно поведение персонажей, им это кажется странным и ненормальным. С другой стороны, если говорить о тех же западных людях, то во время урагана «Катрина» в Новом Орлеане люди вели себя точно так же. Только на словах западный человек более рационален и в первую очередь думает только о сохранении собственной жизни. Я признаю, что некоторая неконвертируемость у фильма есть. Ну и пусть. Мы же в конце концов снимали про себя, а не про них. Никто ведь до сих пор не может понять, как немцы не взяли Москву в 1941-м. А не взяли именно поэтому — мы за ценой не постоим, что называется. Пусть ценой чудовищных потерь, зато есть упоение в бою. А взятие, например, Парижа состоялось мгновенно. Здесь шли в ополчение профессора в очках с дореволюционными винтовками наперевес, а во Франции никто не решился пойти. В этом и разница менталитетов.



— Помните, где сами были в момент аварии в в Чернобыле?



— Мы как раз с Абдрашитовым и замечательным оператором Рербергом снимали «Плюмбум» в Минске. То есть находились в потенциально опасной зоне. И вели себя ровно так же, как персонажи «В субботу». И мысли ни у кого не возникло, что надо сворачиваться и куда-то уезжать! Нас пугали облаками, которые прибыли со стороны Чернобыля и закрыли солнце, а Рерберг, допустим, только радовался — можно было снимать, не боясь прерваться из-за того, что вышло солнце и испортило дубль. Чрезвычайно стало популярно красное вино. Но радиация, понятно, была лишним поводом выпить. У многих ведь вообще главные воспоминания тех дней связаны с вином. Журналисты и кинематографисты, которые ездили в Чернобыль уже после аварии, возвращались и рассказывали, как там много бесплатного молдавского каберне, которое выдавали в неограниченном количестве. Так что никакой фальши в поведении персонажей «В субботу» нет.

Похожие новости
-->

Авто
В Беларуси 11 ноября возьмутся за авто без техосмотра
Казахстанские водители пересядут на малолитражки
Машину назвали в честь гонщика
Почти 1 млн автомобилей Ford и Lincoln могут иметь дефект рулевого управления
«Ламборгини Астерион» будет представлен на Парижском автосалоне — 2014
С пражских улиц исчезнут легендарные автобусы Karosa
Технологии
Польша может наложить вето на сокращение выбросов углекислого газа в ЕС

Польша может наложить вето на сокращение выбросов углекислого газа в ЕС

Премьер-министр Польши Ева Копач заявила, что её
От «Яблока» изрядно откусят

От «Яблока» изрядно откусят

Фирме Apple грозят миллиардные штрафы со стороны
BlackBerry Passport: успешное начало

BlackBerry Passport: успешное начало

На официальном сайте BlackBerry наблюдаются
«Боинг» разрабатывает систему космического такси

«Боинг» разрабатывает систему космического такси

Фирма «Боинг» во вторник заключила контракт с
Чехам придётся платить за Интернет-новости

Чехам придётся платить за Интернет-новости

Издательский дом «Экономия», которому принадлежит