Главная Сделать стартовой Подписаться на RSS Контакты В закладки

Заморожу мать вашу RU-NEWSS

Заморожу мать вашу


В Подмосковье в обшарпанном ангаре происходит нечто непонятное: либо большие ученые устраивают научную революцию, либо банальные жулики зарабатывают на стремлении простого смертного жить вечно.



Бессмертие обещают за десять тысяч долларов. Продать душу и тело можно в обычном деревенском домике. В обмен на обещанное воскрешение вы обязуетесь отдать на опыты свою голову. Или всё тело – воля ваша. Но эта сделка уже дороже – 30 тысяч долларов. Зато воскреснете уже с руками и ногами.  С покупателями пообщался известный блогер ottenki-serogo Сергей Мухамедов. Он взял у организаторов криокомпании интересное интервью. Расспросил дотошно: и о душе, и об образовании организаторов, и о том, планируют ли «заморозиться» сами инициаторы  этого бизнеса. Публикуем интервью без купюр:  



Миллион – и ты бессмертен



Светлые залы, стеклянные саркофаги, люди в серебристых комбинезонах, с серьезным видом следят за показаниями датчиков... Примерно так представлял я первую в Евразии криокомпанию.



Приобрести бессмертие в колбе Дьюара на подмосковном участке можно всего лишь за десять тысяч долларов, заключив договор в деревенском домике.





















Вот в этом ангаре всё и происходит.

Фото: Сергей Мухамедов, ottenki-serogo.livejournal.com















«В криохранилище мальчик попал,

В жидкий азот ненароком упал...

Лет через сто оживили мальца,

Мальчик заплакал — влетит от отца!» — читает свои стихи сотрудник фирмы Сергей Федорович.



Подобный сервис связан с огромными финансовыми расходами, вы же предлагаете услуги за фиксированную плату: $10 тысяч за консервацию головы или мозга и $30 тысяч за все тело. Но эта сумма не сможет покрыть бесконечно долгое содержание тела... —начинаю мучить вопросами Данилу Андреевича, руководителя компании.



— Основные затраты идут не на расходы по поддержанию тела в охлажденном состоянии, а на развитие. Элементарно нужно сделать ремонт, чтобы люди не падали в обморок, закупить оборудование, обучать людей. Расходы на хранение относительно небольшие.



— Но если мы говорим о длительном хранении, а это не 50 лет и даже не сто, то этих денег все равно не хватит.



— Здесь все просто. У нас есть расчеты и разные сценарии: если вообще больше никто не придет, то у нас один алгоритм действий и одна структура расходов. Имеется и другой,  при котором количество клиентов такое же и даже немного растет, сейчас мы придерживаемся именно его.





















Колба Дьюара: и саркофаг, и могила  одновременно.

Фото: Сергей Мухамедов, ottenki-serogo.livejournal.com

















Заморозили маму директора





То есть это пирамида?



— Это не совсем пирамида. Мы можем достаточно легко и неограниченно долго из своего кармана оплачивать тех пациентов, которые есть. Сработать может только фиксированная сумма, какие-то будущие платежи не действуют, потому что родственники в любой момент могут заявить: «Вы знаете, у нас деньги кончились». Поэтому надо взять всю сумму и сказать: «Мы получили все деньги, от вас ничего не хотим и берем на себя всю ответственность и расходы». Кроме того, у нас тут крионированы собственные родственники: у меня — бабушка, у директора — мама. Там - друзья, родственники друзей. Мы можем спокойно, даже я один, оплачивать счета за азот.





















Привезли новую партию азота.

Фото: Сергей Мухамедов, ottenki-serogo.livejournal.com















«А завтра мы можем исчезнуть и денежки ваши тю-тю»



Сколько сейчас у вас заморожено тел?



— В России было крионировано 15 человек, все с нашим участием за исключением двух, которые были до нашей фирмы. Некоторые хранятся не у нас, а у родственников, но мы помогали организовать хранение. У нас находятся 4 пациента, у которых хранится все тело и семь, у кого крионирован только мозг и еще парочка животных.



- Я за свою жизнь уже успел пожить при нескольких государственных строях, пережил финансовые кризисы и ,наверняка, еще произойдут какие-нибудь потрясения. У вашей фирмы могут отнять помещение, случиться пожар...



— Никаких гарантий.



То есть, завтра вы можете пропасть?



— Да, и денежки тю-тю и все надежды на оживление тоже. Мы это понимаем и честно говорим об этом: «Если вы хотите гарантий, то помогите нам все построить хорошо, вложите в криофирму 100 миллионов долларов и она станет намного надежней».

 





















Из колбы идет дым - как от морозилки с сухим льдом жарким летом.

Фото: Сергей Мухамедов, ottenki-serogo.livejournal.com















Любого после смерти можно оживить. Но только в первые 15 минут





Я мог бы еще представить оживление, если бы был крионирован живой человек, но вы замораживаете трупы...



— А нет принципиальной разницы между живым человеком и трупом, по крайней мере в начале. Через 15 минут после смерти любой человек в принципе еще живой, если конечно он не был раздавлен катком. С помощью существующих технологий любого человека через 15 минут после смерти можно оживить.



Оживить то можно, но в мозгу наступают необратимые изменения.



— Это сказка и миф, очень распространенная. Даже всем врачам и населению в детстве эту фразу, видимо по радио, когда они утром просыпаются, повторяют: «Через 5 минут в мозгу начинаются необратимые процессы». Я сам ее помню наизусть, хотя знаю, что это неправда.



Тут Данила Андреевич начинает объяснять теорию, используя слова «реперфузионный шок», «апоптоз», «денатурация» и «перфузия».



«А головы будут пришивать нанороботы»





— Хорошо, с мертвым телом разобрались, но отдельно голову зачем крионировать?



— За личность отвечает головной мозг, его можно пересадить в тело и с помощью нанороботов пришить ко всему остальному. Пересадка головы и выращивание тела осуществимы даже сегодня. В самой конечной технологии это будет перенос сознания в компьютер, так называемая «загрузка». Если мы сможем считать полностью структуру человеческого мозга и смоделировать ее на компьютере, то получим аналог живого человека, который станет мыслить как оригинал. Копия будет чувствовать себя тем же самым человеком и будет жить неограниченно долго, пока компьютер не отключится.





«Теперь я сознание, бегающее по микросхемам компьютера»



— Я так понимаю, очень часто решение о крионировании принимают родственники, а не сам... пациент?



— Примерно в половине случаев.



Но я не хотел бы вдруг после смерти понять, что теперь я живая голова с трубками в растворе или сознание, бегающее по микросхемам компьютера, пусть и в прекрасном далеком будущем. Я хочу умереть совсем.



— Для этого есть волеизъявление в гражданском праве, можно прийти к нотариусу или даже сказать устно кому-нибудь. Если это волеизъявление известно, то согласно ему и должно быть все сделано.



А если человек ничего не говорил, а родственники решили отрезать голову и ее заморозить?



— У них по закону есть такое право. Раз ничего не говорилось, значит он был не против. В законе о погребении и похоронном деле написано, что это определяет либо человек при жизни, либо родственники или другие законные представители.



Допустим, директор цирка 27 века, приходит в вашу фирму  и говорит, что хочет получить для шоу живого человека из двухтысячных. Кому вы отдадите тело, ведь родственников тогда уже найти будет сложно?



— У нас в договоре написано: «Наилучшим образом вернуть человека к функционированию в виде живого организма».



И кому вы доверите этот «живой организм»?



— Решение о том, кому поручить оживление тела, будет принимать скорее всего не организация, а некая сущность. И уж точно в том обществе не будет цирков.



Но мы же не можем знать, может тогда шаманы будут править или программисты...



— Там разберемся, а как же еще?





















Вот на этой обшарпанной кухне и вершится большая наука. Или большая афера.

Фото: Сергей Мухамедов, ottenki-serogo.livejournal.com

















«Тела в спальных мешках, головы в контейнерах»



— Как выглядит замороженный в азоте человек?



— Так же, как только что умерший. Если он скончался от рака — плохо, если от инфаркта в молодом возрасте, то нормально, только бледный. Тела хранятся в спальных мешках, а головы в металлических контейнерах.



— История жизни и болезни где-нибудь сохраняется, она же потомкам понадобится?



— По-хорошему, это, конечно, надо делать. Если нам такую информацию передают, мы ее сканируем и храним.



— Допустим, при проведении планового шмона в поисках гастарбайтеров на дачных участках, ОМОН обнаруживает в ангаре расчлененку с семью головами и четырьмя трупами...



— Мы закон не нарушаем, но действуем в правовом вакууме. И этот риск понимаем. Конечно, возможен некоторый произвол, но большинство людей адекватны и с ними возможен диалог. У нас есть документы, акты приема-передачи тел на хранение, устав, где написано, что мы занимаемся научной работой и так далее.





















Внутри этого сосуда, на дне, хранятся замороженные тела. Или части тел. Они едва различимы в тумане.

Фото: Сергей Мухамедов, ottenki-serogo.livejournal.com

















Соседи в курсе



— Соседи знают, что тут находится?



— Да, почти все. Относятся к этому нормально, ну, может быть, один недовольный голос мы когда-то слышали.



— Клиентов не смущает то, как это все выглядит? Ангар, деревенский домик...



— Нужно просто знать историю. Любые прорывные технологии по определению делаются в таких же условиях.



— Фактически люди здесь похоронены. Родственники приходят в день рождения, смерти?



— Редко, раз в два года. С точки зрения родственников, смысл крионирования в другом и ритуалы им неинтересны.



— Когда умирают в возрасте или из-за болезней, тело же, как правило, неидеально...



— Проблемы омоложения в будущем не будет. Почему старение сейчас проблема? Потому что мы не понимаем, как оно работает, а через сто лет, даже если отвлечься от киборгизации, нанотехнологий, «загрузки» и просто говорить про биологию, то можно будет принять одну умную таблетку, и человек станет молодым.



— Но зачем тогда морозить все тело или мозг, ведь в будущем можно будет и по ногтю восстановить ДНК и всего человека?



— Личность не сохраняется. Это будет только похожее тело. Мне, например, не нужно, чтобы был выращен мой клон, этого недостаточно для обеспечения моего личного бессмертия.



Куда родственники носят цветочки?





— Что родственники делают с телом, если вы заморозили голову?



— Кремация, как правило, иногда похороны.



— Куда потом люди приходят?



— К нам. Естественно, если у них есть кладбище, они наведываются и туда, чтобы там что-то сделать. Как они решают психологическую дилемму нахождения родственника в 2 местах, я не знаю. Я бы лично не приходил ни туда, ни сюда. Ну, может, в криофирму бы заходил, чтобы проверить, что там все не накрылось медным тазом.



- В отношении своего тела вы с крионированием определились?



— Конечно! Если понимать что такое мозг, то становится понятно, что и загружаться в компьютер можно и крионироваться. Просто у большинства людей есть множество общественных программ, что смерть это хорошо.



— С религией у вас отношения сложные, наверное?



— Если спрашивать нормальных специалистов по православной вере, а не популярных, то они скажут, что душе без тела не так уж и хорошо и что ни о какой вечной душе, отдельной от тела, речи не идет. Православие предполагает жизнь души и тела, соответственно, существование души без тела - только временный этап, который отнюдь не является хорошим. Более того, с точки зрения православия смерть - это плохо, и физическое воскрешение в будущем - это хорошо. Оно обещано в последней строчке «Символа веры». По сути то, что мы делаем с помощью технологий и опираясь на науку, обещает и православное христианство.



— Но ведь основная догма христианства - это то, что душа попадет в рай или ад...



— Это вопрос популярных представлений о религии. Основная догма церкви другая, это то, что написано в «Символе веры»: «Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века». То есть все это затеяно ради того, чтобы Иисус Христос пришел во второй раз и наши тела оживил, для того мы их собственно и хороним, по православному канону закапываем не абы где, ставим таблички, чтобы он  их оживил, душа воссоединилась с телом и стало хорошо.





Они не биологи, они - менеджеры





— А кто вы по специальности?



— Менеджер.



— То есть к биологии не имеете отношения?



— Отношение я имею, потому что занимался в форме самообразования биологией и кучей остальных естественных наук последние 10 лет. А так у меня первое образование - степень бакалавра делового администрирования в негосударственной бизнес-школе, это очень сильно помогает





















Раз, два, три, четыре.... Все на месте.

Фото: Сергей Мухамедов, ottenki-serogo.livejournal.com

















От редакции: Вот такой вот бизнес и такие  бизнесмены, заморозившие ради прогресса свою маму и бабушку. А вы как считаете, что это – мошенничество чистой воды или новое слово в науке? Этично или нет, поступать так с усопшими, пусть даже ради  будущего научного прорыва. Сами бы на крионирование согласились? Делитесь, пожалуйста, мнениями в комментариях.  

 

Похожие новости
Захар Прилепин: «Французы говорили: «Вы вернулись из Чечни с разрушенным мозгом, потому и взялись за литературу!» RU-NEWSS
Готовим фаршированные перцы под руководством Виктора Логинова RU-NEWSS
Слухи о радиации на Дальнем Востоке сильно преувеличены RU-NEWSS
Сколько нужно двигаться, чтобы не полнеть RU-NEWSS
«Яндекс» научился переводить RU-NEWSS
Комментарии