Главная Сделать стартовой Подписаться на RSS Контакты В закладки

Президент российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Александр Иоффе: С драйвом в малом бизнесе пока плохо RU-NEWSS

Опубликовано : 8-11-2011, 14:41 | Категория: Новость дня
(голосов:1)
Президент российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Александр Иоффе: С драйвом в малом бизнесе пока плохо


В гостях у радио "Комсомольская правда" побывали председатель комитета ГД по экономической политике и предпринимательству Федоров Евгений Алексеевич и президент российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Иоффе Александр Давидович. Ведущие – Евгений Беляков, Александр Яковлев и Елена Афонина.



Е. Афонина: «Хватить «кошмарить» бизнес» - эта фраза стала крылатой. Попытаемся разобраться, что же мешает малому и среднему бизнесу жить в этой стране так, как нужно и как сами бизнесмены того хотят. Вопрос, который мы сегодня адресуем нашей аудитории, на первый взгляд, кажется парадоксальный – нужен ли государству и чиновникам малый и средний бизнес? Мы внимательно следили за теми итогами, темами, цифрами, которые озвучивал премьер-министр Владимир Владимирович Путин.



А. Яковлев: Владимир Владимирович говорил о публичном рейтинге инвестиционной привлекательности регионов нашей страны, о налоговых льготах малому бизнесу. На мой взгляд, ничего принципиально нового он не предложил. Это, скорее, был все-таки отчет. Но, вместе с тем, может быть, депутат Госдумы со мной не согласен. Евгений Алексеевич, вы что-то новое для себя услышали?



Е. Федоров: Фактически это был отчет по итогам кризиса. Новое заключалось в том, что по итогам кризиса мы существенно скорректировали программу «Стратегия 2020», куда погружен в том числе и малый бизнес. Например, когда президент говорит о повышении производительности труда, запланированном в два раза на ближайшее время, это означает, что повышение будет за счет прихода новых технологий и новых типов производства, которые базируются на малом и среднем бизнесе. То есть, должен появиться промышленный малый и средний бизнес, который в России занимает 1% ВВП. А в постиндустриальных странах он является главным в области промышленности. То есть, основной промышленный тираж производится субъектами малого и среднего бизнеса. Кроме каких-то особых отраслей металлургии и других, которые из-за технологии не могут быть малым бизнесом. То есть, надо менять качество экономики и за счет этого модернизацию производить. А это выводит на арену малый бизнес в новом для него амплуа.



 А. Яковлев: Александр Давидович, но все ли так хорошо и насколько благостна картина? Ведь все-таки у нас есть повышение налогов. У нас есть коррупция, которая съедает и мешает развиваться, если мы говорим о малом бизнесе.



 А. Иоффе: Что касается тех задач, которые поставил Владимир Владимирович и ставил в последнее время президент Медведев, то с ними нельзя не согласиться, они правильные, они оптимистичные. Поэтому я бы хотел поговорить скорее о реальном положении малого бизнеса сегодня и о тех проблемах, которые волнуют. Психологическое состояние предпринимательства сегодня я оцениваю, как в общем весьма негативное. Вот только за последние два дня было правление промышленно-торговой палаты Российской Федерации, а вчера было заседание президиума «Опоры России», известных организаций.



И представители регионов, представители общественных организаций говорили о том, что очень серьезные проблемы. В основном говорили про две вещи. Про единый социальный налог, который загоняет бизнес в тень, и говорили про тарифы, которые растут совершенно чудовищно. В частности, электротарифы. По данным, которые у нас есть, они выросли не на 15 обещанных процентов, а в разных регионах колеблются от 20 до почти 70% (например, в Иркутской области).



К примеру, должен сказать, что, если переходить от процентов к абсолютным цифрам, то и цена киловатт-часа доходит до более чем шести рублей. Тогда как, например, китайские предприниматели платят меньше трех. О какой эффективности производства, о какой конкурентоспособности наших товаров, в том числе промышленных, можно говорить при таких показателях энергоносителей? Здесь необходимы абсолютно конкретные и четкие меры государства, иначе бизнес действительно уйдет в тень. А многие говорят – да нет, я, пожалуй, закрою свой бизнес и поеду там…



 А. Яковлев: Вы эти меры услышали из доклада Путина?



 А. Иоффе: Ну, я, к сожалению, не весь доклад Путина слышал. Но разговор про то, что надо тарифы снижать, да, был разговор такой. Вопрос в том, насколько быстро и конкретно, в том числе ЕСН, будет снижен.



 Е. Афонина: В конце прошлого года был подведен определенный итог столичного бизнеса. Но, думаю, что проблемы столичного бизнеса мало чем отличаются от проблем бизнеса в масштабах всей страны. Был проведен опрос и пытались понять 10 главных проблем. На первом месте стояла бюрократия, далее – взятки и поборы. На третьем месте – плохие законы. И потом высокие налоги. И сейчас, когда Евгений Алексеевич сказал о том, что должен появиться промышленный малый и средний бизнес, у меня возникают опасения, что через нашу замечательную бюрократию те, кто хочет идти по намеченному премьером и президентом пути, вряд ли прорвутся. Потому что кто же пустит на этот сладкий рынок изначально конкурентов?



 А. Иоффе: Да на самом деле, сладкого-то рынка особенно нету. Надо иметь большое желание заниматься бизнесом, надо иметь драйв, как говорится. Но с драйвом сейчас пока достаточно плохо. Конечно, тут трудно оценить, насколько это обследование правильное. Кто-то говорит, что налоговые проверки, кто-то говорит, что налоги сами по себе и их размер. Кто-то говорит, что администрирование налогов является наиболее сложным для предпринимателей. Ведь малый бизнес очень разный. От 2-3 человек, кто работает в малом бизнесе, до 100-250 человек в среднем бизнесе. Кто-то занимается мелкой торговлей, а кто-то занимается высокими технологиями. Поэтому проблемы у малого бизнеса очень разные и поэтому, естественно, надо говорить о том, что по этим секторам надо и решать определенные проблемы для каждой группы малого предпринимательства.



 Е. Афонина: Но есть и общая проблема. Вчера Собянин озвучил на заседании Мосгордумы следующую цифру. Она касается тех денег, которые выделяются на развитие малого и среднего бизнеса. Было озвучено, что доходит до бизнесменов 15%, то есть, 75% растворяется непонятно где. Простите, а куда они растворяются?



 А. Иоффе: К сожалению, помощники Сергея Семеновича дали ему не совсем правильные сведения. Действительно, 15% непосредственно ушли в виде субсидий малым предприятиям. Более 500 млн. ушли в фонд гарантий малого бизнеса. Это тот фонд, который дает гарантии банкам по кредитам для малых предприятий. То есть, эти деньги все равно попали малому бизнесу. Часть ушла в микрофинансирование, другая часть непосредственно малому бизнесу на поддержку их выставочной деятельности, их поездок в другие регионы с деловыми миссиями и т.д. Поэтому эта цифра неправильная, к сожалению.



 Е. Афонина: Сколько в итоге доходит до бизнеса?



 А. Иоффе: Это сложный вопрос…Непосредственно до бизнеса доходит порядка 60%. Допустим, часть денег шла на информационное обеспечение предпринимательства через те Интернет-ресурсы, например, которые шли на малый бизнес. Ежедневная посещаемость этих ресурсов 120-160 тысяч человек в день. Дошли ли эти деньги до предпринимателей или нет? Я считаю, что дошли. Потому что огромное количество предпринимателей пользовались этими ресурсами. Эти ресурсы посвящены исключительно проблематике предпринимательства. Поэтому, я думаю до Сергея Семеновича не совсем правильно была доведена информация.



 Звонок от Игоря: У меня малый бизнес, работает всего 7 человек и в основном это члены моей семьи. У меня нормальная схема налогообложения. Налоги составляют даже страшно сказать какую сумму. С сегодняшнего дня я узнал, что нам подняли ставку аренды нежилых помещений с 1200 до 1800 рублей за метр квадратный. Это как – нормально? Это меня стимулируют, да? Говорят, что вы слишком себя хорошо чувствуете, вот и давайте мы сейчас вам впарим… Вы говорите кредиты, микрофинансирование. Да, я попробовал взять микрофинансы, кредит, мне голову заморочили настолько, а потом говорят – хорошо, мы вам дадим кредит, но под 30%. Возьмете? Я говорю – нет, спасибо, не надо. Взять много денег – 4-5 миллионов – не вопрос. А взять 300-500 тысяч – никак невозможно просто получить. Вот у меня нет задолженности ни по налогам, ни по зарплате, я свою фирму веду с 2003 года уже, у меня положительная налоговая и кредитная отчетность. Но получить льготный кредит на каких-то там небольших процентах никто не дает. А если бы мне кто-нибудь предложил, вот когда начался кризис в 2009 году, я обошел 8 банков, где меня просто посылали.



 Е. Беляков: У нас на словах поддержка всем и вся, хорошие отчеты. Глава правительства говорил о том, что у нас 360 тысяч безработных стали бизнесменами, но почему-то не было сказано, сколько из них закрылось после того, как открыли бизнес. Потому что первый год они поработали, а потом финансирование у них прекратилось… им нужно брать откуда-то деньги, им нужно платить зарплату, им повысили налоги. То есть, поддержка у нас только на словах . Была хорошая компания «Арбат-престиж», закрыли ее. С одной стороны, мы вроде боремся за то, чтобы бизнесу помогать. С другой, мы бизнесменов сажаем в тюрьму, причем, очень много историй о том, как и прокуроры, и налоговики пачками сажают бизнесменов в тюрьму, отбирая бизнес.



 Е. Федоров: С 2010 года введена значительная либерализация уголовного законодательства. Это чтобы бизнесмены не находились в СИЗО. За исключением каких-то особых случаев.



 Е. Афонина: А пополняли казну? Если речь идет о том, что и за взяточничество теперь у нас будут меньше сажать, а будет тот же бизнес, который взятки дает, отделываться штрафами?



 Е. Федоров: В сто раз штраф – это хороший штраф. Это всю жизнь человеку платить и наследство еще отдать на этот штраф.



Е. Афонина: А три года или пять лет человеку посидеть – это…



 Е. Федоров: Не в этом дело. Если человек нарушил закон, украл, обманул, смошенничал – вот за это сажают, а не за то, что он занимается бизнесом.



 А. Яковлев: Евгений Алексеевич, вы уходили от самой главной темы, которая существует, и мы все ее понимаем. Единый социальный налог – 36%.

Александр Давидович, вот вы сейчас говорили, вот ваше отношение предпринимательского сообщества к повышению налогов?



Е. Федоров: Только не налог, а социально-страховой платеж.



 А. Иоффе: Ну, страховой платеж – какая разница, его все равно воспринимают, как налог. Одним словом – отвратительно.



 А. Яковлев: Что произошло?



 А. Иоффе: Потому что те, кто сидел на так называемых упрощенных системах налогообложения, для них налоговые изъятия или вот эти платежи увеличились где-то в 2,4 раза.



 А. Яковлев: То есть, фактически сегодня я под 50% прибыли отдаю на разного рода налоги. Это ЕСН 36%, это налог на доходы физических лиц – и получается около 50%. Я правильно понимаю?



 А. Иоффе: Для разных организаций по-разному. Я не думаю, что мы так огульно можем утверждать, но, тем не менее, страховые взносы очень существенные… Кстати, должен обратить внимание, что наиболее больно ударили вот эти социальные налоги там, где зарплаты много в деятельности предприятия. Мы говорим о развитии инновационного бизнеса, а там, в основном на начальной стадии – это зарплата тех головастиков, которые работают и разрабатывают, да? В результате, бабахнуло и по ним. Там единственная была льгота по Интернет-компаниям, которые занимаются, что им снизили налог сразу, да. Но только написали такую маленькую деталь – для тех компаний, в которых работают больше 50 человек.



 Е. Федоров: Налоги у нас повышены были только в сфере природных ресурсов, не намного. Социальный платеж – это не налоги. Социальный платеж – это вам государство законом обеспечивает высокую пенсию. И для того, чтобы у вас была высокая пенсия, когда вы на нее уйдете, сегодня государство обязывает осуществлять социальный платеж вас и предприятий, где вы работаете. Это не вопрос бизнеса. Это вопрос социальной политики. У нас социальное государство в Конституции так записано. По налоговой базе в России она самая низкая в Европе, о чем мы с вами говорим.



 Е. Афонина: Теперь посмотрите, что у нас происходит. Поднимаются страховые взносы, то есть, тот самый налог, о котором мы сейчас говорим….



 Е. Федоров: Не налог, а страхование, самострахование. А люди, которые хотят получать пенсию достойную?



 А. Иоффе: Я хочу зарплату достойную сегодня получать, а не пенсию…



 Е. Афонина: Бизнес находит выход из ситуации. По данным опроса, 23% предпринимателей уходят в тень. 18% не стали поднимать зарплаты своим сотрудникам, 12% увеличили цены на свою продукцию. Теперь мы плавно переходим к ответственности за мошенничество, за неправомерные действия и прочее, прочее. Теперь скажите мне, 23%, которые ушли в тень, или 18%, которые не поднимают зарплаты своим сотрудникам, а, может быть, вопреки законам, их снижают, это как? Если вдруг придет проверка, которая захочет немножечко этот бизнес «покошмарить», с чем они сталкиваются? Да, нарушения есть. Нет, уважаемый, в тюрьму мы тебя не посадим, ты давай-ка рублем перед нами отчитывайся. Ведь снижены же у нас теперь все эти пороги и не обязательно тебе в тюрьму, ты рублем расплатись и мы скажем тебе большое спасибо. Логика есть в таких действиях?



 Е. Федоров: Да, логика есть. Почему-то у нас идет такой какой-то пиар против социальных платежей. Вот сейчас сказали, что меня не интересует пенсия, а интересует зарплата. Пока молодой, не интересует. А когда вы выйдите на пенсию, у вас будет пенсия в 300 долларов, и вы будете по-другому смотреть на эти вещи. Поэтому государство сегодня, пока вы молодой, заставляет бизнес фактически обеспечивать вам достойную пенсию, когда вы будете на такой молодой. Поэтому это выбор нашей Конституции, где написано – социальное государство. Другое дело – налоги, они не повысились. Ни одного налога, кроме как на природные ресурсы для крупных компаний, не было повышения за последний год.



 А. Яковлев: Евгений Алексеевич, а вы бизнес спросили по поводу социальных платежей?



 Е. Федоров: Мы исходили из Конституции РФ, где сказано – Россия социальное государство. Интересы людей в России являются приоритетными. А бизнес, в том числе, через механизм налогообложения, обеспечивает работу нашего государства с учетом Конституции.



 А. Яковлев: А вот эти 23%, которые в тень уйдут и которые плевали на социальную….



 Е. Федоров: Да ладно, уйдут они в тень… Для того, чтобы не уходили в тень, существует соответствующая правоохранительная система. Говорят, что уйдут в тень, но пока информации об этом нет. Если она появится, значит, будет ужесточаться ответственность, если кто-то не хочет выполнять законы Российской Федерации.



 Е. Беляков: А у меня предложение, что можно подоходный налог вообще назвать каким-нибудь сбор с прибыли. Или, например, налог с прибыли назвать сбором с прибыли. Тогда мы скажем, что мы налоги до нуля снизили. Потому что это все демагогия. Сборы с бизнеса увеличились. И как бы мы их не называли, но они растут. И мне лично без разницы, будут ли в мою пенсию, кстати, отчисления в Пенсионный фонд не выросли, в накопительную часть пенсии у меня как шло 6%, так и идет. Да, увеличилась страховая часть пенсии,но разница между 26 и 34 для меня, когда я уйду на пенсию через 35-38 лет, совершенно неважна.



 Е. Федоров: Для вас, может, неважно, а мне вот уже 47 лет, и мне это уже достаточно близко. Поэтому как кто на это смотрит. И вообще, достойная пенсия – это важнейший все-таки приоритет, если хотите, государственного статуса. То есть, если серьезная страна, она обеспечивает своих граждан в старости, и это важно. И пенсии надо поднимать, и зарплаты. И, кстати, если вы обратили внимание, у нас есть еще один момент, связанный с дорогим рынком труда и вообще с дорогим трудом. У нас производительность труда в три раза ниже, чем в той же Европе. Поэтому в каком-то смысле это и стимул повышать производительность труда, в том числе, на малых и на крупных предприятиях…



Юрий (звонок слушателя): Ваш господин Федоров постоянно повторяет – социальное государство. Мне кажется, что бизнес не нужен. Потому что задавлен он.



Олег(звонок слушателя):



- Я из Волгограда. Малый и средний бизнес обязательно нужен. Если его не будет, кто будет кормить налоговую, Роспотребнадзор, прокуроров, полицию, санэпидстанцию, чиновников и администрацию, которые сидят у нас?



 Е. Афонина: На самом деле, задавая такой вопрос, мы и пытались понять, нужен ли, с одной стороны, бизнес, как дойная корова. С другой стороны, бизнес как таковой. Вот что скажете?



 А. Иоффе: Я вообще говоря свой бизнес открыл в 1988 году и с тех пор еще как-то пытаюсь заниматься не только бизнесом, но и поддержкой бизнеса. Мое глубокое убеждение, что, если малый бизнес не выйдет на принципиально новые рубежи в России, то у него будущего нет. Поэтому государству, безусловно, малый бизнес остро нужен. Другое дело, что надо резко менять государственную политику в отношении малого бизнеса и бизнеса вообще.



 Е. Федоров: Малый бизнес является основой экономики инновационного типа в области промышленности и науки. Сегодняшнее место малого бизнеса - 15%, которое постоянно и ежегодно растет, он в принципе как бы исчерпал возможности внутри этой ниши для роста. То есть, только рост будет такой – где-то 10-20%. А вот должен появиться принципиально новый малый бизнес, который, по сути, должен заменить промышленность монопредприятий, которые у нас пока являются основой промышленности и постепенно должно происходить, как во всех странах мира. Потому что монопредприятия были основой промышленности во всех странах (Германия, Англия, США) лет 20-30 назад. За это время они провели реформу и значительная часть объемов этого рынка перехватил промышленный малый бизнес и появился научный малый бизнес, которого, кстати, в России тоже нет. Поэтому мы много законов принимаем в поддержку. То есть, мы на пороге очень серьезных системных преобразований. И еще раз говорю, у нас социальное государство, мы за 10 лет, допустим, подняли зарплату в 10 раз и будем продолжать этот курс. И пенсии подняли в 10 раз. И тоже этот курс продолжим. Но эти деньги с неба не упадут. Они получаются в результате эффективной работы промышленности, производства и экономики в целом.



 Е. Афонина: Я готова огласить результаты нашего небольшого экспресс-опроса мнения нашей аудитории. Вопрос был – нужен ли государству и чиновникам малый и средний бизнес? Итоги следующие. 90% тех, кто позвонил, сказали, что, увы, нет, не нужен. Имея в виду то, как к малому и среднему бизнесу относится и государство, и чиновники. Может быть, они изменятся через год или через два, как знать?

Похожие новости
-->

Авто
В Беларуси 11 ноября возьмутся за авто без техосмотра
Казахстанские водители пересядут на малолитражки
Машину назвали в честь гонщика
Почти 1 млн автомобилей Ford и Lincoln могут иметь дефект рулевого управления
«Ламборгини Астерион» будет представлен на Парижском автосалоне — 2014
С пражских улиц исчезнут легендарные автобусы Karosa
Технологии
Польша может наложить вето на сокращение выбросов углекислого газа в ЕС

Польша может наложить вето на сокращение выбросов углекислого газа в ЕС

Премьер-министр Польши Ева Копач заявила, что её
От «Яблока» изрядно откусят

От «Яблока» изрядно откусят

Фирме Apple грозят миллиардные штрафы со стороны
BlackBerry Passport: успешное начало

BlackBerry Passport: успешное начало

На официальном сайте BlackBerry наблюдаются
«Боинг» разрабатывает систему космического такси

«Боинг» разрабатывает систему космического такси

Фирма «Боинг» во вторник заключила контракт с
Чехам придётся платить за Интернет-новости

Чехам придётся платить за Интернет-новости

Издательский дом «Экономия», которому принадлежит